Легендарная Тридцатказнаменитый маршрут 30. Для чего нужны памятники культуры


Зачем нужны памятники 🚩 история возникновения памятников 🚩 Искусство

Наиболее распространенными сегодня являются памятники из металла и натурального камня, хотя все чаще встречаются и потрясающе красивые скульптуры из полимерных материалов. А вот памятники из дерева уже давно ушли в прошлое по причине того, что дерево не прослужит настолько долго, как вышеперечисленные материалы. Даже при покрытии специальными средствами, древесина слишком быстро теряет первоначально благородный вид и выглядит попросту неухоженной.

Некоторые памятники по старинке выливают из обычного бетона с элементами армирования, но и они не пользуются большой популярностью. Ведь даже самый качественный и прочный бетон с течением времени начинает трескаться и крошиться, оголяя армированный каркас.

Памятники из натуральных материалов уже давно считаются классикой. Наиболее популярный металл для памятников – это обычная бронза, которая в жидком состоянии заливается в специальную форму. После застывания металла памятник вынимается из формы, и к нему прикрепляется табличка со смысловым посылом. В случае, если памятник выполнен из камня, его изготовление может отличаться. Это может быть прессование и формовка из каменной крошки (например, гранитной) или же высекание из цельной каменной глыбы.

В данном случае табличка с надписью может изготавливаться вместе с памятником, составляя единое целое. В таком случае ее потеря просто невозможна, ведь ее придется откалывать от цельного куска камня. А вот таблички от металлических памятников могут откручиваться или же просто отрываться, если они были закреплены методом пайки.

Памятники из полимерных материалов имеют достаточно много преимуществ. Они не так дорогостоящи, как аналоги из натуральных материалов. Изготавливаются методом вибролитья. В форму заливается жидкий полимер, и во время застывания на форму передается вибрация, за счет которой выходят пузырьки воздуха. Так прочность полимера значительно увеличивается.

Такой памятник останется в идеальном состоянии не меньше, чем более дорогой натуральный аналог. Форма памятника может быть практически любой, да и цвет тоже. Причем памятник может быть выполнен полностью из цветного полимера, а не просто покрашен, что также является неоспоримым достоинством.

www.kakprosto.ru

Для чего мы храним памятники культуры

В самом деле, для чего? Казалось бы, на такой вопрос ответить легко. С детства нас учили, что литература и искусство помогают понимать смысл жизни, делают нас умнее, восприимчивее, духовно богаче. Все это верно, конечно. Но бывает, что даже правильная мысль, став привычной, перестает тревожить и волновать человека, превращается в расхожую фразу. Поэтому прежде чем ответить на вопрос «Для чего?», и ответить на него по-взрослому, серьезно, надо о многом подумать и многое понять заново.

На берегу реки Нерль близ города Владимира стоит церковь Покрова. Совсем маленькая, легкая, одинокая на широкой зеленой равнине. Она входит в число тех зданий, которыми гордится страна и которые называют обычно «памятники архитектуры». В любой, даже самой краткой книге по истории русского искусства вы найдете упоминание о ней. Узнаете, что эта церковь была построена по приказу князя Андрея Боголюбского в честь победы над волжскими болгарами и в память погибшего в бою княжича Изяслава; что поставлена была она у слияния двух рек — Клязьмы и Нерли, у «ворот» владимиро-суздальской земли; что на фасадах здания — причудливая и великолепная каменная резьба.

Прекрасна и природа: древние темные дубы чаруют наш взгляд порой не меньше, чем произведения искусства. Пушкин не уставал любоваться «свободной стихией» моря. Но красота природы едва ли зависит от человека, она вечно обновляется, на смену умирающим деревьям растет новая веселая поросль, выпадает и сохнет роса, гаснут закаты. Мы любуемся природой и стараемся беречь ее по мере сил.

Однако столетний дуб, помнящий давно ушедшие времена, не создан человеком. В нем нет тепла его рук и трепета его мыслей, как в статуе, картине или каменном здании. А вот красота церкви Покрова — рукотворна, все это сделали люди, чьи имена давно забыты, люди, наверное, очень разные, знавшие горе, радость, тоску и веселье. Десятки рук, сильных, бережных и искусных, сложили, повинуясь мысли неведомого строителя, белокаменное стройное чудо. Между нами — восемь столетий. Войны и революции, гениальные открытия ученых, исторические потрясения, великие перемены в судьбах народов.

Но вот стоит маленький, хрупкий храм, чуть колышется его светлое отражение в спокойной воде Нерли, нежные тени обрисовывают очертания каменных зверей и птиц над узкими окнами — и исчезает время. Как и восемьсот лет назад, в человеческом сердце рождается волнение, радость — то, ради чего и работали люди.

На такое способно только искусство. Можно отлично знать сотни дат и фактов, понимать причины и следствия событий. Но ничто не может заменить живой встречи с историей. Разумеется, каменный наконечник стрелы — тоже реальность, но в нем нет главного — представления человека о добре, зле, гармонии и справедливости — о духовном мире человека. А в искусстве есть все это, и время не способно ему помешать.

Искусство — память сердца народа. Искусство не только не теряет своей красоты, оно хранит свидетельство того, как предки наши смотрели на мир. Птицы и львы, чуть угловатые человеческие головы на стенах церкви — это те образы, что жили в сказках, а потом и в воображении людей.

Нет, храм Покрова на Нерли, как и сотни других зданий, не просто памятник архитектуры, но сгусток чувств и мыслей, образов и идей, роднящих прошлое и настоящее. Именно роднящих в самом прямом смысле слова, ведь белокаменная церквушка под Владимиром вобрала в себя черты культуры русской, национальной, во всей ее неповторимости. Люди хотят понимать друг друга, стремятся постичь главное, самое существенное в духовной жизни каждой страны.

О многом может заставить задуматься одна - единственная церковь, выстроенная много веков назад, она может всколыхнуть тысячи мыслей, о которых человек и не подозревал прежде, может заставить каждого из нас ощутить свою нерасторжимую связь с историей и культурой Родины. В искусстве поколения передают Друг другу самое ценное, сокровенное и святое — жар души, волнение, веру в прекрасное.

Как же можно не беречь бесценное наследие прошлого! Тем более что среди всех видов искусств именно изобразительное искусство и архитектура уникальны и неповторимы. В самом деле, даже если из миллиона экземпляров «Войны и мира» уцелеет один, то роман останется жить, его напечатают снова. Единственную партитуру бетховенской симфонии перепишут и снова сыграют, стихи, поэмы и песни люди помнят наизусть. А картины, дворцы, соборы и статуи, увы, смертны. Их можно восстановить, и то не всегда, но повторить их такими же невозможно.

Отчасти поэтому они вызывают трепетное волнение, ощущение единственности. Работники музеев внимательно вглядываются в показания приборов — не сух ли воздух, не понизилась ли на градус температура; подводятся под древние здания новые фундаменты, заботливо расчищаются старинные фрески, обновляются статуи.

Читая книгу, вы имеете дело не с рукописью автора, да и не так важно, какими чернилами написан «Евгений Онегин». А перед холстом мы помним — его касалась кисть Леонардо. И для живописи или архитектуры не нужен перевод, мы всегда «читаем» картину в подлиннике. Более того — современному итальянцу язык Данте может показаться архаичным и не всегда понятным, для нас же он просто чужой язык, и мы должны пользоваться переводом. А вот улыбка «Мадонны Бенуа» трогает и нас, и соотечественников Леонардо, она дорога человеку любой нации. И все же мадонна, несомненно, итальянка — неуловимой легкостью жеста, золотистой кожей, веселой простотой. Она современница своего создателя, женщина эпохи Возрождения, с ясным взглядом, словно старающимся разглядеть таинственную суть вещей.

Эти удивительные качества делают живопись особенно драгоценным искусством. Народы и эпохи с ее помощью говорят друг с другом дружелюбно и просто, становятся ближе века и страны. Но это не значит, что искусство легко и без труда открывает свои тайны. Нередко старина оставляет зрителя равнодушным, взгляд его бесстрастно скользит по каменным лицам египетских фараонов, таким одинаково неподвижным, почти мертвым. И, быть может, у кого - то мелькнет мысль, что не так уж интересны шеренги темных изваяний, что вряд ли стоит увлекаться ими.

Может возникнуть и другая мысль — да, исторические ценности нужны науке, но зачем они мне? Почтительное равнодушие обедняет человека, он не поймет, во имя чего люди иногда спасают произведения искусства ценой жизни.

Нет, не проходите спокойно! Вглядитесь в гранитные лица жестоких, забытых деспотов, пусть не смущает вас их внешнее однообразие.

Подумайте о том, почему такими близнецами, словно спящими наяву людьми, изображали скульпторы древности своих царей. Ведь это интересно — люди, наверное, не так уж сильно изменились внешне с тех пор, что же заставляло скульпторов делать статуи именно такими: безучастные плоские глаза, налитое тяжелой силой тело, обреченное на вечную неподвижность.

Как удивительно сочетание совершенно конкретных, неповторимых черт лица, разреза глаз, рисунка губ с отрешенностью, с отсутствием всякого выражения, чувства, волнения. Вглядитесь в эти портреты, полистайте книги. И даже небольшие крупицы знания бросят новый свет на показавшиеся сначала скучными каменные изваяния. Оказывается, культ мертвых заставлял древних египтян видеть в статуях не просто изображения человека, но обитель его духовной сущности, его жизненной силы, того, что в Древнем Египте называли «ка» и что по их представлениям продолжало жить после физической смерти людей.

А если представить себе, что эти скульптуры существовали уже тогда, когда даже Древняя Греция была еще в будущем, что им не одна тысяча лет, а каменные их глаза видели Фивы, разливы Нила у подножия совсем еще новых пирамид, колесницы фараонов, солдат Наполеона... Тогда уже не станешь спрашивать себя, что интересного в этих гранитных фигурах.

Статуи, даже самые древние, далеко не всегда хранятся в музеях. Они «живут» на городских улицах и площадях, и тогда их судьбы тесно и навсегда сплетаются с судьбами города, с событиями, происходившими у их пьедесталов.

Вспомним памятник Петру I в Ленинграде, знаменитого «Медного всадника», созданного скульптором Фальконе. Разве слава этого монумента, одного из лучших памятников мира, только в художественных достоинствах? Для всех нас «гигант на скачущем коне»источник сложных и волнующих ассоциаций, мыслей, воспоминаний. Это и образ далекого прошлого, когда родина наша «мужала с гением Петра», и великолепный памятник политическому деятелю, который «поднял на дыбы» Россию. Этот монумент стал олицетворением старого Санкт-Петербурга, застроенного низкими домами, еще не имевшего гранитных набережных, не обретшего полного своего величия. Лишь один мост, временный, понтонный, соединял тогда берега Невы, как раз напротив «Медного всадника». И памятник стоял в самом центре города, наиболее оживленном его месте, где Адмиралтейская сторона соединялась с Васильевским островом. Мимо него текла толпа, с грохотом проносились кареты, вечерами бледный свет фонарей едва освещал грозный лик царя «ужасен он в окрестной мгле...». Скульптура стала единым целым с пушкинской поэмой и вместе с ней — символом города. Воспетое поэтом наводнение, грозный гул декабря 1825 года и многое, чем знаменита история Петербурга, происходило здесь — у Гром - камня, постамента статуи. И знаменитые белые ночи, когда туманные прозрачные облака медленно тянутся по светлому небу, словно повинуясь жесту властно простертой руки Петра,разве можно, думая о них, не вспоминать «Медного всадника», около которого много поколений прозрело столько поэтических и незабываемых часов!

Искусство аккумулирует в себе чувства сотен поколений, становится вместилищем и источником человеческих переживаний. В маленьком зале, что в первом этаже парижского Лувра, где благоговейная тишина царит у статуи Венеры Милосской, невольно думаешь о том, скольким людям дарило счастье созерцание совершенной красоты этого смуглого мрамора.

Кроме того, искусство, будь то статуя, собор или картина,это окно в незнакомый мир, отделенный от нас сотнями лет, сквозь которое можно разглядеть не только зримый облик эпохи, но и ее суть. То, как ощущали свое время люди.

Но можно заглянуть глубже: в тщательности мазка голландских живописцев, в их чуткости к прелести материального мира, к обаянию и красоте «неприметных» вещей — любовь к устоявшемуся быту. И это не мелкая обывательская любовь, а глубоко осмысленное, высокое чувство, и поэтическое и философское. Голландцам нелегко давалась жизнь, им приходилось отвоевывать у моря земли, а у испанских завоевателей — свободу. И потому солнечный квадратик на вощеном паркете, бархатистая кожица яблока, тонкая чеканка серебряного бокала в их картинах становятся свидетелями и выразителями этой любви.

Взгляните хотя бы на картины Яна ван Эйка, первого великого мастера нидерландского Возрождения, на то, как пишет он вещи, микроскопические подробности бытия. В каждом движении кисти — наивное и мудрое восхищение тем, что изображает художник; он показывает вещи в их изначальной и удивительно привлекательной сути, мы чувствуем ароматную упругость плодов, скользкую прохладу сухо шуршащего шелка, литую тяжесть бронзового шандала.

Так в искусстве проходит перед нами духовная история человечества, история открытия мира, его смысла, еще не полностью познанной красоты. Ведь каждое поколение отражает ее заново и по-своему.

На нашей планете существует множество вещей, не имеющих утилитарной ценности, не способных ни накормить, ни согреть людей, ни вылечить от болезни,это произведения искусства.

Люди, как могут, защищают их от беспощадного времени. И не только потому, что «бесполезные» произведения стоят миллионы. Дело не в этом.

Люди понимают: памятники культуры — общее достояние поколений, которое позволяет нам ощущать историю планеты как свое личное и дорогое.

Искусство прошлого — юность цивилизации, юность культуры. Не зная его или пренебрегая им, можно прожить жизнь, так и не став настоящим человеком, сознающим ответственность за прошлое и будущее Земли. Поэтому нас не удивляет, что тратят силы, время и средства на восстановление древних зданий, что картины, как людей, лечат, делают им уколы и просвечивают на рентгене.

Музей, старая церковь, потемневшая от времени картина — для нас это прошлое. Только ли прошлое?

Пройдут многие годы. Будут построены новые города; современные реактивные самолеты станут смешными и тихоходными, а поездка на поезде будет казаться столь же удивительной, как нам — путешествие в почтовой карете.

А вот церковь Покрова на Нерли останется такой же, как восемь веков назад. И картины в Эрмитаже. И статуя Венеры Милосской. Все это уже сегодня принадлежит будущему. Внукам наших внуков. Вот об этом и нельзя забывать. О том, что памятники культуры далеких эпох — это вечный факел, который передают друг другу разные поколения. И от нас зависит, чтобы пламя в нем не поколебалось ни на минуту.

Как ни парадоксально это звучит, но, именно встречаясь с культурой минувшего, мы можем ощутить дыхание будущего. Того будущего, когда для всех будет ясным и несомненным ценность искусства и человечности. Римляне говорили, что искусство вечно, а жизнь коротка. К счастью, это не совсем так, ведь бессмертное искусство создается людьми. И в наших с вами силах хранить бессмертие человечества.

• Гадания, предсказания, магия на "Divinatio.ru"

gallerix.ru

Зачем нужны памятники?

Зачем нужны памятники? Чтобы воспитывать в гражданах, особенно в молодежи, чувство гордости за своих предков, за свою державу, готовность защищать ее с оружием в руках при нападении врага. Но почему-то сейчас принято увековечивать битых генералов и титулованных мучеников. А монументы должны порождать гордость за предков…

Пишет автор, Александр Борисович Широкорад

Меня с детства коробила песня: «Сами взорвали «Кореец», нами потоплен «Варяг». И сколько у нас памятников «Варягу» и его командиру Рудневу? Десятки!

В центре Петербурга памятник эсминцу «Стерегущий» – два матроса топят свой же корабль. Севастополь – памятник затопленным кораблям. Новороссийск – памятник кораблям, затопленным в 1918 году по приказу Ленина и т.д. Сейчас появляются новые памятники. Например, в Севастополе установили памятную доску в честь моряков, уведших корабли из Севастополя в ноябре 1920 года. Святая правда – увели грамотно: все, что могло ходить, – все 140 кораблей, и почти все удачно распродали в 1921–1922 годах. А с линкоров, крейсеров и эсминцев, которых брать никто не захотел, продали пушки и снаряды, большая часть которых в 1941 году оказалась в руках немцев и финнов.

На мой же взгляд, нашим школьникам надо внушать, что они потомки победителей, а не битых генералов и титулованных мучеников. Вернемся к той же военно-морской истории. Где памятники Алексею Орлову, сжегшему турецкий флот при Чесме? Где памятники князю Потемкину-Таврическому – создателю Новороссии и Черноморского флота?

Светлейший князь Александр Григорьевич Потёмкин

Критерием создания памятника тому или иному лицу должна быть конкретная польза государству Российскому, а не его политические взгляды и тем более не интимная жизнь.

Почему в Лондоне давно стоят памятники и Карлу I и Оливеру Кромвелю? Второй отрубил голову первому, зато сын короля приказал вынуть из могилы прах Кромвеля и отправить его на виселицу. А памятники-то стоят!

А сколько во Франции и в Италии памятников Наполеону, улиц и площадей, носящих его имя? Десятки, а может, и сотни! Культ Наполеона есть и будет в обеих странах, а вот партия бонапартистов во Франции не набрала ни одного процента избирателей. Здравомыслящие люди во Франции прекрасно понимают, что гром наполеоновских побед – это «бренд» Франции.

У нас правители и деятели культуры не понимают этой разницы и насмерть стоят против возведения памятников Верховному главнокомандующему и главе ГКО. Зато памятники Жукову и другим маршалам – пожалуйста, в любых количествах. Следуя их логике, следует снести все памятники Петру Великому и возвести памятники Меншикову, Шереметеву, Апраксину и прочим. Они-де вопреки Петру выиграли Северную войну. А царь, мол, был «зверь на троне» – тысячами казнил стрельцов, уничтожил десятки тысяч донских и запорожских казаков, на костях «Питербурх» построил и тому подобное.

Народный комиссар обороны СССР, Генералиссимус Советского Союза Иосиф Виссарионович Сталин

Стране нужны памятники полководцам и воеводам – победителям типа князя Святослава. «Иду на вы» и «Мертвые сраму не имут» должен знать каждый школьник.

Князь Святослав Игоревич. Памятник работы скульптора В.М. Клыкова.

Почему нет памятников нашим славным ушкуйникам? Они громили норвежцев на Студеном море, ходили за Урал, уничтожили десятки татарских городов на Каме и Волге. Сейчас некоторые казанские историки пишут о «геноциде татарского народа», учиненном ушкуйниками. Это, конечно, перебор. Но почему бы в Астрахани не поставить памятник воеводе Прокопу, с полусотней ушкуев с боями прошедшему всю Волгу и взявшему Астрахань? А на дворе был 1375 год, до Куликовской битвы оставалось еще пять лет.

Ах, татары обидятся?! Так пора бы вспомнить, что с 1250 по 1600 год русские и татары гораздо чаще сражались бок о бок, чем друг против друга. Почему бы не поставить на реке Шелонь памятник татарской коннице, поставившей точку в споре между Москвой и Господином Великим Новгородом?

А разве не достоин памятника татарский царевич Шиг-Алей, под командованием которого русская армия заняла Ливонию в 1558 году? И победу русского оружия отметим, и нос утрем казанским сепаратистам.

Не грех бы поставить памятник и Степану Разину, но не «вождю восставших крестьян», а победителю персидского шаха. Я сам читал гневные письма Петра I, укорявшего нерадивых командиров в ходе Персидского похода. Мол, сколько у вас войска и каковы результаты? А как Разин с немногими казаками бил полчища персов!

Степан Разин. Скульптура Е. В. Вучетича

Напрочь забыли у нас походы донцов и запорожцев на Синоп, Трапезунд, Варну и Стамбул. Мало того, запорожских казаков отдали на откуп оранжевым русофобам. А с какой стати? Запорожцы никогда не называли себя украинцами, а только русскими людьми. Говорили они только по-русски, и сейчас в Киеве старательно переводят их грамоты на украинский новояз. Запорожские казаки несколькими волнами с конца XVIII по середину XIX века переселились на Кубань. Риторический вопрос: чьи же они «лыцари» – русские или «незалежные»?

У нас напрочь забыли героя двух русско-турецких войн (1768–1774 и 1787–1791 годов) греческого корсара Ламброса Качониса. Это его воспел Байрон в поэме «Корсар». С Ушаковым на Черном море сражалось только две трети оттоманского флота, а треть безуспешно ловила Качониса в Средиземном море. Екатерина Великая подарила Ламбросу большой участок земли в Крыму. Там он основал поселок, назвав его в честь своего родного города Ливадией. Но сейчас о Качонисе не знают даже ливадийские экскурсоводы. Памятник Качонису будет и памятником тысячам греков, погибшим под русскими знаменами в 1769–1855 годах.

У нас нет памятников рейду каспийских моряков в иранский порт Энзели в мае 1920 года. А ведь они вернули угнанные белыми и англичанами десятки наливных и транспортных судов. Именно эти суда спасли советскую республику от топливного голода – ведь тогда коммуникация Баку–Астрахань была единственным путем доставки нефтепродуктов. А заодно наши военморы турнули англичан с берегов Каспия, выполнив завет Николая I, заявившего, что «никогда британский флаг не будет на Каспийском море».

А сейчас вместо памятника нашим морякам либеральные историки поливают их грязью, называя авантюристами, бандитами, агрессорами и т.д.

Пора бы раз и навсегда решить вопрос: какие герои нужны нашей молодежи? Адмиралы-самотопы или лихие капитаны и атаманы, наводившие ужас на неприятеля? Ну а если кто-то из них вел себя немного некорректно, то давайте обратимся к опыту «просвещенных мореплавателей». Вон, в Англии знаменитый пират Фрэнсис Дрейк и адмирал Горацио Нельсон являются самыми главными национальными героями. А кто из британских школьников знает, как сей Горацио сжег нейтральный город Копенгаген и расстрелял или сжег заживо тысячи пленных неаполитанцев?

Обратимся к опыту соседней Польши. Там не проходит и одного дня, чтобы CМИ не давали тенденциозных материалов о «пакте Молотова – Риббентропа», Катыни или неоказании русскими помощи в Варшавском восстании так, как будто это произошло только вчера. Почти в каждом польском городе поставлены памятники четырем тысячам офицеров, погибшим в Катыни. А у нас?

Смоленская земля с начала XIV века и до 1919 года десятки раз подвергалась нашествиям поляков и литовцев. Но в Смоленской области нет ни одного памятника сотням тысяч людей, погибшим под польскими саблями. Зато построили пышный мемориал в Катыни и готовятся к постройке мемориала господину Качинскому.

16 сентября 1609 года по 3 июня 1611 года, то есть 21 месяц, город Смоленск вел неравную борьбу со всей Речью Посполитой. Помощи смолянам ждать было неоткуда. В сентябре 1610 года московские бояре во главе с Романовыми и Салтыковыми впустили польские войска в столицу и целовали крест царевичу Владиславу. За всю Русь дрался один город.

И что же произошло 16 сентября 2009 года, в день 400-летия начала Смоленской обороны? Да ровным счетом ничего! Две недели назад я был в Смоленске и расспросил местных экскурсоводов, будет ли отмечаться 3 июня 2011 года – 400-летие падения города? Ответ: ничего не знаем, ни копейки на это не отпущено.

Зато огромные средства идут на подготовку к празднованию 1150-летия Смоленска. Откуда сия дата? Оказывается, в летописном известии о призвании варягов упомянут Смоленск. Но многие серьезные историки считают летописное известие о призвании варягов подделкой. Главное же другое: культурных слоев IX века в ходе многочисленных раскопок в Смоленске не найдено. Они начинаются с 950-х годов. Ряд историков предполагают, что древний Смоленск находился в другом месте, например, в районе Гнёздово.

Как видим, юбилеи обороны Смоленска и основания города не сопоставимы по своей достоверности и по своей исторической значимости, я уж не говорю о «круглости» дат. Так пусть смоляне празднуют свой внутригородской праздник, а 400-летие обороны Смоленска должно быть юбилеем общегосударственным. Пусть кто-нибудь скажет, что 21-месячная оборона города не была образцом мужества и героизма!

Осада поляками Смоленска в 1609-1611 гг. Гравюра начала XVII в.

От проблем идеологических перейдем к чисто техническим. По всей стране взметнулись на пьедесталы танки и артиллерийские орудия как памятники Великой Отечественной войне. Это «и дешево, и сердито». И пусть их будет еще больше. Но оружие должно соответствовать своему времени.

Так, только в Московской области установлено на пьедесталах свыше 20 танков Т-34/85, поступивших в Красную армию с конца 1944 года. И если Т-34 выпуска 1940–1942 годов имеют отличия, заметные лишь для узкого круга специалистов, то замена 76-миллиметровой пушки на 85-миллиметровую и установка другой, куда большей башни видна даже с расстояния 2–3 км.

Практически все «катюши», то есть артиллерийские части установки М-13, находящиеся на постаментах и в музеях РФ и стран СНГ, поставлены на автомобили ЗИС-5 или на автомобили выпуска 1950-х годов. На самом деле первые «катюши» устанавливались на автомобилях ЗИС-6, выпуск которых прекратился в конце 1941 года. Последняя такая установка находится в Артиллерийском музее в Петербурге. Попытки установить М-13 на ЗИС-5 кончались развалом шасси при стрельбе. В годы войны артиллерийская часть М-13 устанавливалась на «иномарках», в большинстве своем на автомобилях высокой проходимости «Студебеккерах». Советские идеологи сочли, что «Студебеккер» – неподходящее шасси для столь славного нашего оружия. Так и начались подделки.

Сейчас, в век Интернета, наряду с ко всему безразличными дебилами у нас хватает и умных школьников. И маленькая ложь – подделки на монументах – наносит огромный вред патриотическому воспитанию молодежи. Особенно когда экскурсоводы рассказывают, что именно этот танк Т-34/85… освобождал город Дмитров, Киев или Смоленск.

Серьезнейшей проблемой сейчас стали нерушимые памятники советской эпохи – бетонные береговые батареи, подземные командные пункты, шахты для межконтинентальных баллистических ракет и т.д. Замечу, что на постройку одной 305-миллиметровой двубашенной батареи уходило больше бетона, чем на весь комплекс Днепрогэса. Расстояние между башнями составляло свыше 50 м. Башни располагались на огромном бетонном основании – 130 м по фронту и 70 м в сторону моря. Там на глубине от 6 до 10 м, под трехметровым бетонным перекрытием, был целый город с дизель-генераторами, системами очистки воздуха, душевыми, санузлами, лазаретом, а в советское время и с «ленинской комнатой» (на самом деле это не комната, а огромный зал). Снаряды и полузаряды подвозились из погребов к орудиям по узкоколейной железной дороге. Подъем их и досылка в канал орудия осуществлялись полностью автоматически.

Таких батарей у нас осталось четыре. Две из них в полуразрушенном состоянии на мысе Херсонес под Севастополем и в форту Красная Горка на южном берегу Финского залива. Первую разрушили немцы в 1942-м, а вторую – свои по приказу Никиты Хрущева в начале 1960-х годов. Зато еще две батареи – № 30 в Любимовке под Севастополем и «Ворошиловская» на острове Русском под Владивостоком – почти в идеальной сохранности – хоть сейчас могут открыть огонь. Батарея № 30 по соглашению с Украиной будет нам принадлежать еще четыре десятка лет.

Сейчас полным ходом идет продажа частным лицам свыше 20 фортов Кронштадта, которые строились со времен Петра Великого. Форты имеют огромную историческую ценность и представляют собой уникальные памятники архитектуры.

Десятки бетонных береговых батарей разбросаны по побережью Кольского полуострова и в горле Белого моря. Десятки таких же батарей находятся на Дальнем Востоке от границы с Кореей до Чукотского полуострова. Они брошены военными. Мародеры частично сняли металлические конструкции, а частично они остались в полной сохранности из-за своей малой доступности.

Крондштадский форт «Александр I» – куда больших размеров, чем знаменитый форт «Байярд», но при этом несравненно менее известный.

Помимо «пирамид Хеопса» советского времени на территории РФ имеются десятки бетонных циклопических сооружений, созданных немцами и японцами. Так, например, в 1941–1942 годах немцы под Смоленском построили огромную многоэтажную подземную ставку Гитлера – «Медвежью берлогу». Но фюреру «берлога» не понравилась, и там до самого занятия Смоленска Красной армией находился командный пункт группы армий «Центр». На поверхности остались лишь массивные бетонные воздухозаборники и выходы. Сейчас большая их часть находится у разных владельцев – у воинской части, детского оздоровительного лагеря «Старт», а то и у дачников-«шестисоточников». Воздухозаборник – многометровый бетонный куб – не умещается на одном участке: половина на территории одного садовода, а половина – у другого. На всякий случай ФСБ приказала заварить входы в «Медвежью берлогу» и затопить ее водой. Подобным образом у нас обходятся и с другими уникальными историческими объектами.

Жертвой стройки моста на остров Русский стали форты крепости Владивостока

А что происходит с аналогичными объектами в Европе и Америке? Там береговые батареи и форты всех времен тщательно сохраняются и стали музеями под открытым небом. И, что любопытно, содержание береговых батарей не только не ложится тяжким бременем на бюджет государства, а наоборот, пушки и бетон приносят хороший доход туристическому бизнесу.

Обратим внимание, во многих странах сохраняются не только национальных реликвии, но и береговые батареи бывшего врага. Вроде бы у норвежцев должны были остаться тягостные воспоминания обо всем, что связано с германской оккупацией 1940–1945 годов. Но тем не менее норвежцы обратили в музеи самые большие германские береговые батареи и опять же получают с них немалый доход.

Немецкий бункер на острове Гернси (Guernsey). Фото из TravelWeekly, путеводителя для туристов.

А вот жители британского острова Гернси в проливе Ла-Манш в 1947 году на общем собрании решили снести 305-миллиметровую германскую батарею «Мирус». Кстати, пушки на ней были с нашего линкора «Александр III». Пушки отправили на металл, кое-что из бетонных сооружений удалось снести, а большинство так и осталось. И теперь эти развалины показывают туристам, а местные жители проклинают своих отцов за скудоумие.

Уроком нам служат финны, устроившие в русской крепости Свеаборг музей. Там сохранились в неприкосновенности русские форты и десятки пушек калибра 280, 229 и 152 мм.

Возникает естественный вопрос: почему же эти уже существующие исторические памятники не сделать туристическими центрами и не получать с них валюту, не говоря о патриотическом воспитании молодежи? Ответ очевиден. Проблема в том, кто и когда будет оную валюту получать. Одно дело, когда валюта будет идти государству, понемногу, зато в течение многих десятилетий, а другое – когда она пойдет местным чиновникам сразу и немедленно. Вот продадут исторические памятники под коттеджи и усадьбы «новых дворян» и получат зелененькие и розовенькие на блюдечке с голубой каемочкой.

В принципе автор не против продажи второстепенных исторических объектов частным лицам. Но делать это надо так, как это делается в Западной Европе в течение многих десятилетий. То есть внешний вид должен идеально сохраняться, должен быть обеспечен регулярный доступ всех желающих экскурсантов за умеренную плату. Так, орудийные казематы и башни должны оставаться в неприкосновенности, и если ремонтироваться, то только оригинальными материалами. Ну а, скажем, в казармах, на складах и в иных подсобных помещениях фортов можно устраивать и рестораны.

Особое беспокойство вызывает самый крупный артиллерийский полигон России – «Ржевка» под Петербургом. Там сохранились в целости и исправности пушки-монстры калибра 406 и 356 миллиметров, а также десятки сухопутных и морских орудий, изготовленных с середины XIX по конец ХХ века. Полигон уцелел лишь потому, что чиновники Петербурга и Ленинградской области не могли поделить его между собой. Но, судя по всему, пушки и другие уникальные сооружения полигона пойдут на лом со дня на день.

Чем закончить статью? Не знаю! То, что хочется сказать о наших военных и гражданских чиновниках, — цензура не пропустит. Остается только развести руками…

Александр Борисович Широкорад, историк.

И… для сравнения отношение к истории за границей:

Финляндия: Остров Куйвaсаари

Далее слова Алексея Госса:

Куйвасаари в переводе — «сухой остров». Финский юмор — большую часть года эти скалы поливает дождь. Укрепления Куйвасаари берут своё начало с 1914 г. с постройкой здесь русскими 10-дм батареи на 4 орудия, которые были доставлены в Финляндию по железной дороге аж с самого Владивостока. Совместно с пушками Исосаари они должны были надёжно прикрыть подступы к нашему Гельсингфорсу.

Первоначально планировали строить батарею 6-дм орудий Кане, однако затем план был изменён. 11-дм батарея (№44) была готова к осени 1915 г. Кроме бетонных позиций построили дорогу, казармы, пороховые погреба и ещё много чего полезного. Однако в 1917 г. взвились вихри враждебные и всё это добро досталось молодой Финляндской республике в целости и сохранности (и, как видно из снимка, сохранено этой республикой в почти той же целости, за что республике — отдельное спасибо!). В начале 1930-х финны решили строить две 12" батареи — на острове Мякиолото и здесь, на Куйвасаари. Использовались материалы и оборудование русских батарей форта Ино, недостроенной 14" Мякилуото, а также приборы финского и эстонского производства. В 1934 г батарея была строительством закончена. Что удивительно, не имея никакого опыта подобных работ, им удалось создать из разнородных материалов сложную и вполне боеспособную артсистему.

Внутри башни, самая верхняя палуба (орудийный уровень). На снимке казённая часть 12" орудия с открытым затвором (снимок со 2-й палубы). Ствол Обуховского сталелитейного завода 1911 г., С.А. (сухопутная артиллерия), №105, 12 дм., 52 К (длина в калибрах).

Общий вид казённой части орудия. Огромное количество разнообразных механизмов и приводов. Всё электрофицировано (т.е. руками почти ничего делать не надо). Впрочем, при необходимости можно и руками (на случай отключения электрэнергии), механизмы и устройства для этого есть.

Подъёмник для снарядов в верхнем положении, цепной пробойник в стволе (в этот раз — без снаряда). Снаряд весит почти пол тонны и летит самое дальнее на 42 км. Участие батареи во второй мировой войне ограничилось двумя обстрелами советских конвоев, эвакуировавших ВМБ Ханко в ноябре-декабре 1941 г. После войны, согласно условиям Московского договора 1944 г. орудия демонтировали и вывезли за 100 км от побережья в Пароллу.

«Сделано в СССР!» Национальная гордость переполняет и переливает через край. Не смогли высокомерные финны обойтись без нашего отечественного оборудования. И вот как финская военщина воспользовалась миролюбивым советским манометром в своих реваншистких целях.

Шахта башни глубиной 19 м. разделена по высоте 5-ю палубами. Всё железо тщательно выкрашено и покрыто слоем масла, так что одевать вечерний костюм для экскурсии на Куйвасаари — весьма недальновидно. Вообще же, сохранять в исправности такую систему в таком климате — большая проблема.

Башня может провернуться на 180° самое быстрое за 1 минуту, а с самой медленной скоростью — около 30 часов. Вес вращающейся части башни — 650 тонн, и всего тут 1000 тонн стали, меди, латуни и пр. А ближайший пункты приёма чермета (это где «купим металлолом дорого») — за границей в Выбоге. Впрочем, не будем идеализировать кап.систему — в США всю береговую артиллерию тоже пустили на иголки в 1950-х и теперь водят туристов глядеть пустые бункера.

Русские трёхлинейки — оружие л/с батареи, в пирамиде у выходного тамбура. Восстановление батареи началось в конце 1930 г. уже в 1932-го она была была передана полку береговой артиллерии Суоменлинна и встала на боевое дежурство по охране священных рубежей.

На снимке стеллаж с полузарядами. Полузаряды (85.6 кг) в холщовых мешках хранятся в металлических футлярах. Посторонним вход строго воспрещён, естественно.

Оборудование 70-х гг. прошлого века. На снимке — 500 м. карта окрестностей Хельсинки и рабочие места операторов наведения.

На снимке телетайп и перфоратор с бумажной лентой, входивший в состав транзисторного компьютера Elliot 920 (фирмы Elliott Automation Limited). На базе этой машины работала система управления огнём.

Батарея стояла на вооружении до начала 1970-х, до появления противокорабельных ракет, которыми тоже самое (топить корабли), можно было делать проще и дешевле. На снимке — устройство из восстановленного поста управления огнём 1930-х гг.

В начале 1970-х орудия были сняты с вооружения, переданы Военному музею (Sota Museum) и… практически заброшены. Заниматься пушками начали лишь в 1991 г., когда Suomenlinna Rannikkotykist?kulta (Гильдия береговой артиллерии Суоменлинны) начала работы по восстановлению исторического наследия. 6 декабря 1992 г. батарея салютовала в честь 75-й годовщины независимости Финляндии. Спонсировали восстановительные работы город Хельсинки и Военный музей. Два дизеля шведской фирмы «Вольво» исправно выдают 110 В постоянного тока питания систем и механизмов. Тут же трансформаторы, щитовая, предохранители и пр. К сожалению — не разбираюсь. Но всё равно — понравилось.

Ввиду большого общественного резонанса и интереса, решено было не бросать хорошее дело (восстановление батареи), а наоборот, расширить и углубить. На остров были доставлены и установлены другие исторические орудия. Последними не оскудевает финляндская земля, полагаю также благодаря отстутствию серьёзной сталелитейной промышленности. На снимке — русская 152/45 скорострельная пушка «Кане» на оригинальном станке.

Уникальный образец на станке Дурляхера — по всей вероятности, единственный в мире. Данное орудие собрано из различных деталей с батарей Катаялуото и Русякари. Орудия этой модели находились здесь с 1918 до начала 1930-х гг, когда решено было заменить их 12" башенными установками.

Ещё одно орудие Кане — точнее его модификация 152/50 Тампелла. Эта финская модификация 1950-х гг имеет более длинный ствол, пламегаситель и антишрапнельный купол над орудием, что делает его похожим на башню. На заднем плане — НП. Проход к самому орудию закрыт (заперт), увы!

100-мм орудие финской разработки. По некоторым сведениям ствол имеет русское (советское) происхождение, а именно — около сотни таких танковых стволов были поставлены СССР Финляндии в 1970-х гг по принцыпу, на тебе боже, что нам не гоже. Лично видел советские шильдики на казённой части орудий такого типа в Сантахамине. Орудие установлено в модифицированной башне Т-55. Сверху — комуфляжный чехол из стекловолокна. Орудия были в строю аж до 2007 г (ныне — выведены за штат и рассекречены).

Весь бетонный массив батареи заботливо укрыт рубероидом, потому внутри чисто, никаких потёков. Требуется ещё порой небольшой ремонт кое где иногда, но в целом — состояние превосходное, гуляешь и отдыхаешь душой…

Виден вход в собственно пороховой погреб и место для перегрузки снарядов и полузарядов (если я правильно понимаю технологический процесс). В самом погребе — разнообразный строительный инвентарь, не имеющий прямого отношения к береговой артиллерии.

На снимке — самый нижний уровень. Трубы, кобеля, провода — романтика. Отдельно надо заметить об освещении — оно автоматически включается по мере твоего следования вдоль галереи. Много видел я всяческих разных подземелий, но такое — в первый раз!

Сооружение финской постройки 1930-х гг. Зелёное круглое сверху — радиопрозрачный кожух из стеклопластика для радара. В начале 1970-х у финской береговой артиллерии появилась система RADAL (Rannikotykist?n Digitaalinen Ammunnan Laskin — цифровое управление огнём береговой артиллерии). Данные с радара английского производства Decca обрабатывались транзисторным компьютером Elliot 920. На верх вышки ведёт крутая винтовая лесенка. Самого радара уже, к сожалению, нету…

Однако с высоты открываются величественные виды. На снимке — массив 10" батареи с 12" башней и родной 10" пушкой. Справа в зоне поражения — ничего не подозревающий паром «Викинг-лайн».

По острову нет-нет, да встречаются и такие вещи — стрелковая ячейка с бронированным щитком. Может вращатсься в разные строрны. Сей девайс расположен около вышки. В случае чего стрелок может смыться по подземельям, перегруппироваться и неожиданно ударить в тыл десантным войскам…

Вдоль старой булыжной дороги, ведущей от пирса к батареям ныне установлено богато орудий разных типов — Кане, Гочкис, Виккерс, Бриджпорт и пр. с табличками и разъяснениями. Всё как в музее, только нету надоедливых смотрительниц и денег за фотографирование никто не дерёт. Раздолье…

Все орудия с замками, исправными механизмами наведения и прицельными приспособлениями. По моему, из них, при небольшом ремонте, вполне можно куда нибудб стрельнуть. Такой вот музей…

Сооружения продиводесантной обороны сгруппированы в основном в юго-восточной части острова. На снимке — бетонированная огневая точка для тяжёлого пулемёта.

Бетонный дворик для легкого орудия или тяжёлого пулемёта. Позиции соеденены с ДОТами и друг с другом глубокими ходами сообщения, вырубленными в гранитных скалах.

Орудия противодесантной обороны. Заботливо зачехлены и развернуты стволами в противоположную от моря сторону для пущей сохранности.

76,2 ItK 31 Rt — это если по фински. А по нашему — 76.2 мм зенитное орудие образца 1931 г модифицированное под нужды береговой обороны. Орудие во вполне удовлетворительном состоянии, механизмы наведения исправны, замок слегка заржавел, прицел отсутствует.

Своеобразный памятник береговой артиллерии установлен рядом с 12" батареей. 305-мм снаряд и броневой лист с выразительной дырой. Соревнование, в котором никто так и не выиграл.

down-house.ru

Зачем нужны памятники?

В разных городах индивидуальная память и память коллективная проявляются по-разному… У меня в голове, например, удивительная новость, которая прошла, может быть, не на первых полосах газет и не в первые минуты новостных программ. Речь идет о том, что в Александровском саду несколько дней тому назад поставили памятник Александру I. Большой памятник царю, причем достаточно далекому. Сама по себе эта новость, может быть, не очень интересна, интересно здесь другое. Рядом с этим местом стоял другой памятник. Там была стела, посвященная революционерам и утопистам, времен победы Октябрьской революции. Конечно, она была памятью о героях-революционерах прошлого, но во многом была обращена в будущее, поскольку ее поставил тот строй, который себя воспринимал, естественно, сугубо проективно. Эту стелу незаметно убрали под предлогом восстановления (вернули ее уже в виде Романовского обелиска) и рядом поставили стандартного царя. Стандартного, потому что не было конкурса, должным образом организованного, и этот памятник, по словам специалистов, можно воспринимать как некоторую заготовку, уже заранее существовавшую.

Вопрос: какого рода память символизирует даже не этот монумент сам по себе, а жест замены одного на другое? Я думаю, что такого рода жесты, которые делаются постоянно, по-своему проблематизируют наше отношение к истории, наше осознание себя — я имею в виду россиян или москвичей — в историческом времени. Этот жест обращения в прошлое, причем на том месте, где был памятник будущему, мне кажется во многих отношениях знаменательным. Можно сказать и по-другому: как раз это стирает какую бы то ни было память. Это замена некоторого знака времени, утопического времени, знаком такого времени, к которому мы сегодня вообще не имеем никакого доступа. Для нас это действительно пустой идол, воплощение некоторой государственной идеологии — нечто, к исторической памяти, в строгом смысле, никакого отношения не имеющее. То есть, тут встает более общий вопрос о том, что сохраняют памятники и что они стирают в городском пространстве.

Еще один интересный момент — это отсутствующие памятники, точнее говоря, снятые памятники и пустые постаменты. Есть такие памятники — пустота как памятник, непамятник как памятник. Прочерк, проще говоря. Это тоже род увековечивания — только чего? Или даже в большей степени воплощение некоторых ожиданий, чем попытка отослать к прошлому. Я думаю, на самом деле здесь пересекаются разнонаправленные векторы, которые необязательно устремлены только в прошлое и необязательно имеют отношение к конкретному образу настоящего. Это пересечение векторов, идущих как в прошлое, так и в определенном смысле в будущее, проекция сегодняшних ожиданий в завтрашний день.

thequestion.ru

БЕЗ ПРОШЛОГО НЕТ НАСТОЯЩЕГО, или Для чего нужно охранять памятники материальной культуры и природы?

 С  началом археологического сезона  вновь всплывает серьезная проблема - порча и разграбление археологических памятников, против которой   ученые бессильны.   Они только разводят руками и с болью в сердце  фиксируют новые и новые грабительские  раскопки  «черных» археологов, уничтожающих уникальные  археологические памятники, такие¸ как, например,  Крюковско-Кужновский могильник.    На сегодняшний момент  «черная» археология приняла масштабные  формы.  Раскопки ведутся не только лопатами, но даже бульдозерами.В России меры по охране отдельных памятников старины впервые были приняты Петром I в 1722 году.   А в настоящее время существует специальная  государственная структура -  центр по сохранению историко-культурного наследия, где среди прочих специалистов есть и археологическая служба.   УК РФ,  ст. 243,  предусматривает наказание за уничтожение, повреждение памятников истории и культуры в виде лишения свободы сроком до 5 лет (в случае с особо ценными объектами).  Законодательством предусмотрен и порядок  ведения археологических раскопок и разведок.  Для проведения раскопок  Академией наук выдается специальное разрешение – «открытый лист».  Все извлеченные в результате раскопок предметы вместе с документацией передаются  только в государственные музеи.  Но государство в лице охранной археологической службы не в состоянии обеспечить контроль и охрану всех археологических  объектов.  Так, например, на 2008 год на территории Тамбовской области насчитывался  741 памятник археологии. Обеспечить круглосуточную охрану каждому памятнику  невозможно.Наши сограждане, увлекшись погоней за материальными ценностями, стали совершенно равнодушны к тому, что   национальное достояние страны варварски разрушается.  Количество памятников истории и культуры ограничено, и уничтоженное уже никогда не вернешь. Многие думают, что, обнаружив археологические ценности, их не надо обнародовать,  нужно оставить себе,  и ни в коем случае не передавать в музей. Проходит время, и, может быть,  ценнейшие материалы  становятся безвозвратно потерянными для науки и будущих поколений.    Представим себе, что точно так же в свое время думал бы и П.П.Иванов.   Он  бы не стал организовывать музей,  а все археологические ценности, памятники истории, культуры, искусства оставил себе, а потом, например, как большинство наших современников, распродал   свои  коллекции. Мы остались бы без нашей жемчужины, нашей гордости, - нашего музея.И что же делать? Как остановить глобальный процесс разрушения   культурного наследия края, страны?  Петр Петрович считал  важнейшей работой по сохранению историко-культурного наследия  просвещение населения. Несмотря на свою колоссальную занятость,  он постоянно выступал с  лекциями, проводил экскурсии даже непосредственно на раскопках, писал публицистические статьи, публичные обращения  к гражданам, работникам образования,  «председателям сельсоветов, колхозов, колхозникам, единоличным работникам».    "Ученые и музейщики говорят о необходимости  бережного отношения к памятникам культуры,   но зачем тратить на это силы, время и немалые денежные средства?" - такие вопросы существовали и в 1930-е годы.  По этому поводу Иванов написал целую статью под названием «Для чего нужно охранять памятники материальной  культуры и природы?». Там, в частности, говорится: «Не было бы прошлого, не существовало бы и настоящего. Прошлое связано с настоящим, и настоящее - с прошлым. Земля наша существует миллионы лет, и животный мир и люди существуют на земле долгое время, но все с течением времени на земле нашей видоизменяется, все находится в постоянном движении. Изменяется поверхность земли, изменяются климатические условия, изменяется животный мир, и человек, и все условия существования, и борьбы человека с природой.  Этот длительный процесс совершается повсеместно, закономерно и замечается человеком на протяжении долгого времени.Земля наша и человек имеют свою историю. Всякому современному грамотному человеку желательно знать историю земли и человека и осознать свое  назначение  и как лучше устроить свою жизнь на земле.Этот вопрос должен интересовать человека, нужно научиться понимать и читать эту интересную историю как по книге. Земля наша представляет из себя огромный архив, в недрах ее и в земной коре сохраняются  в пластах вещественные памятники природы, и ближе к поверхности  - памятники человеческой культуры, и на самой поверхности – памятники, видимые нами в настоящее время. На поверхности земли памятники природы и культуры видоизменяются в наше время  более быстрым темпом, теряют свой первоначальный вид, исчезают и  заменяются деятельностью человека новыми; древних памятников природы и человека осталось немного. Наука, которая занимается исследованием  и изучением указанных памятников природы и культуры, не может так быстро всего охватить – наука отстает от темпов хозяйственной работы  на земле. Науке еще не все известно, многое еще скрыто от глаз человека, не изучено, но хозяйственный темп не терпит промедления – идет к тому, что лицо земли быстро изменяется и с этим фактором надо считаться.Для сохранения науке памятников природы и культуры во  всех странах, и у нас в СССР, приняты надлежащие меры  охраны их, изданы декреты, циркуляры и т.д. Меры приняты хорошие, но нужно сделать так, чтобы все наше население поняло ценность охраны памятников природы и помогало делу науки, чтобы каждый грамотный человек мог бы разъяснить малограмотным о значении этого дела, а само население принимало участие.   Что еще уцелело интересное для науки, нужно сохранить на долгое время.В нашем районе и в соседних районах еще сохранились некоторые памятники природы и культуры. Их нужно хорошенько просмотреть и сделать заповедными. Есть уголки лесов, озер, сосны, вязы, липы, березы и травянистые  лужайки, сохранившиеся от древних массивов лесов, некоторым экземплярам насчитывается 1000 лет.  Сохранились еще редкие лесные звери и птицы, их также следует объявить заповедными.Запретить окончательно распашку… и всякую порчу древних курганов, городищ, валов, стоянок и могильников, а вновь открытые зарегистрировать и принять на учет. Всякие отдельно найденные вещи передать в наш музей. Сохранить следует старинные древонасаждения: парки, сады и частички лесных редких по породам   деревьев.Что касается архитектурных старинных построек,  то их в наших районах очень мало, их следует сохранить в первоначальном виде, привести в порядок и использовать для разных хозяйственных надобностей.Древний человек вел свое хозяйство на земле по-варварски: уничтожал животный мир, сжигал  и вырубал леса и этим наносил себе же вред. В наше же культурное время нужно с природой войти в контакт, использовать все разумно, все  ее дары восстановить и размножить и создать новое. А это будет называться  высшей стадией культуры – социализмом.П.Иванов.26/III, 1934 г.    г. Моршанск, Ц.Ч.О.»Учеными-археологами в настоящее время проводится работа, о которой говорил П.П.Иванов. Они планомерно ведут работу по выявлению,  раскопкам, исследованию и   постановке на государственный учет памятников археологии. Может быть, и простым гражданам стоит прислушаться  к словам мудрейшего человека, в одиночку сделавшего так много, что кажется просто невероятным?!

     Л. ГРИГОРЬЕВА, зам. директора Моршанского историко-художественного музея по научной работе.

www.top68.ru

Зачем нужны памятники | Статьи от партнеров

Зачем нужны памятники

21.03.2013 / 23:33

Под словом памятник подразумевается какое-либо сооружение, предназначенное для особой памяти определенных событий или людей. Памятник способен хорошо напоминать нам о тех, кого мы уже никогда не сможем увидеть рядом.

Большинство памятников созданы в нескольких основных видах - колонна, триумфальная арка, плита с определенной надписью, статуя или бюст. Существуют, конечно, и другие виды памятников, но мы решили привести вам только основные, которые чаще всего встречаются нам. Если вы не знаете, как изготовить надгробия и памятники то обратитесь в бюро ритуальных услуг.

Далеко в древности правители прекрасно осознавали психику людей на монументальные сооружения. Памятники способствую приливу эмоций у человека, также происходит внушение об истории своей страны, помогают вспоминать хорошее прошлое. Памятники предназначены для того, чтобы воспитывать в людях чувство гордости за своих предшественников. Иногда памятники могут придавать живым людям хорошее воспоминание о приятных событиях.

Осталось подождать немного времени и уже никого их живых на земле не останется после Великой Отечественной войны. Наличие подобного памятника поспособствует новому поколению, чтобы те могли вспоминать о тех жутких временах. Практически в каждом населенном пункте в нашей стране, расположены памятники на тему о Великой Отечественной войне, везде естественно они разные, но доносят людям единственную историю. Между живыми людьми и установленными памятниками образуется невидимая связь. Часть памятников способна влиять на формирование полного мировоззрения каждого гражданина.

Кроме всего перечисленного исторические и культурные памятники носят в себе еще и информацию, о которой должен знать каждый гражданин. В настоящее время наука используется как некий археологический материал, памятники способны напоминать людям о прошлом, но еще и делать прогнозы на будущее.

ponedelnik.info

Памятники культуры - это произведения рук человека. Определение древнего творения человечества

Памятники культуры

Памятники культуры - это произведения рук человека, древние предметы, орудия труда и сооружения, сохранившиеся на земной поверхности, под слоем земли или под водой. По ним ученые восстанавливают прошлое человеческого общества. Основные памятники материальной культуры: орудия труда, оружие, домашняя утварь, одежда, украшения, поселения (стоянки, городища, поселения) и отдельные жилища, древние укрепления и гидротехнические сооружения, дороги, горные выработки и мастерские, могильники, рисунки на скалах, затонувшие древние суда и их грузы и т. д. 

Древнейшие памятники — археологические: стоянки—остатки поселений древнего человека. Обычно они расположены на берегах рек, озер, морей. За прошедшие века обнаружены наиболее древние стоянки — палеолитические — погребены под наслоением песка, глины, почвы настолько глубоко, что их трудно обнаружить. Легче найти более поздние — неолитические: их нередко размывает водой, и они частично обнажаются. Землю, содержащую следы человеческой деятельности, называют культурным слоем. В нем содержатся зола, уголь от костров, мусор, строительные отходы, предметы домашнего обихода и т. п. Культурный слой хорошо виден в обнажениях на фоне песков и глин. Здесь можно найти кремниевые изделия с заостренными краями, керамику — глиняные черепки, кости зверей и рыб, костяные и бронзовые изделия.

Фото активный отдых в Крыму

Городище — остатки древнего укрепленного поселения, располагавшегося на возвышенностях. Возле городища имеются валы, канавы. Здесь можно найти интересные изделия из металла — бронзы, меди, железа. Вокруг городищ размещалось неукрепленное поселение — селище. Часто встречаются могильники — древние захоронения и курганы. Изобилуют разными орудиями древнего производства рудники и мастерские. Основная задача краеведа — поиск, исследование и регистрация неизвестных и известных науке исторических и археологических памятников. Раскопки производят специалисты-археологи. До сих пор находят в разных районах нашей страны (на Урале, Кавказе, в Прибайкалье, на Чукотке и т. д.) рисунки древнего человека на скалах или в пещерах. На них изображены фигуры животных и людей, сцены охоты, фантастические существа. Подобные рисунки имеют неоценимое значение для науки, для познания древней истории, искусства.

 Фото активный отдых

Подлежат охране и памятники архитектуры — творения зодчих, составляющие часть культурного наследия страны, народа. Это постройки разного назначения: церкви, соборы, монастыри, часовни, кладбища, башни, стены, дворцы, парки, особняки, общественные здания, думы (ратуши), замечательные жилые дома, усадьбы, дворянские и купеческие дома, крестьянские Избы и другие сооружения. Каждое из них имеет свою историю, тесно связанную с историей края. Их изучают не только как памятники истории народа, но и как образцы архитектурного искусства. Так, пленяют изяществом форм белокаменные соборы — образцы древнерусской архитектуры; полны национального своеобразия архитектурные сооружения Средней Азии, Прибалтики и др.

К числу памятников народного художественного творчества относятся декоративные украшения, художественные промыслы и устное народное творчество (фольклор). Помимо изучения построек как памятников архитектуры юный краевед знакомится с украшениями домов, например с резьбой, украшающей карнизы, наличники окон и дверей, коньки крыш, ставни на окнах, крылечки. Характерен старинный тип резьбы, «глухой», когда узор не прорезан насквозь; основные мотивы его растительные, иногда — птицы, реже — животные. Более поздний вид резьбы — накладная, пропиленная насквозь. На юге России, в Украине и в Белоруссии часто встречается роспись снаружи стен домов, печей.

Фото активный отдых через горы к морю

Народное прикладное искусство, или художественные промыслы, возникло в глубокой древности. Уже первобытный человек старался украсить свою жизнь, создавать не только практичные, но и красивые одежды, посуду, утварь. Мастерство художников из народа совершенствовалось столетиями. Высокого мастерства достигает резьба по дереву, народное ювелирное искусство, фарфоровое и стекольное дело. Издревле славились и камнерезы. В конце XVIII в. в России возникло лаковое дело (знаменитые села Федоскино, Палех, Холуй, Мстёра). Чукотские народные мастера славятся своими рисунками на моржовых клыках, жители Кавказа — узорными коврами из овечьей шерсти, узбекские мастера — резьбой по камню и т. д.

Краеведы собирают сведения о народном искусстве и его образцы в каждом населенном пункте своего края. Не следует стремиться искать только редкие, исключительные творения, необходимо обращать внимание и на типичные для данного селения. Это поможет выявить местные особенности, традиции, приемы мастерства. Интересно разыскать старых мастеров и разузнать факты из истории промысла, выявить ассортимент изделий в прошлом, как и куда они сбывались и т. д. Когда и в каком возрасте умерли старые мастера, что создали, помнят ли старики историю возникновения промысла, нет ли легенд на эту тему? Особенно важны сведения по технологии производства изделий в прошлом. Чем достигалось высокое качество работы? Все эти и многие другие сведения будут иметь действительную ценность, если юные краеведы предварительно ознакомятся с соответствующей литературой.

Наконец, существует устное народное творчество — фольклор, изучением которого занимается наука фольклористика. Она исследует словесное, песенное, музыкальное (инструментальное), хореографическое, драматическое и другое коллективное творчество народных масс. В задачу краеведов входит собирание произведений местного творчества всех жанров: сказов, сказок, былин, песен, частушек, причитаний, заговоров, загадок, пословиц, поговорок, народной драмы. Как записывать? Важно соблюдать точность записи, слово в слово, ничего не сокращая, не выпуская и не переделывая. Записывают все повторения, междометия, иначе нарушатся ритм, особая окраска рассказа; не следует упускать также и все особенности местного говора. Так как успеть записать очень трудно, нередко прибегают к помощи диктофона. Речь рассказчика нельзя прерывать вопросами или репликами. Обязательное условие — записать сведения об исполнителе (фамилия, имя, отчество, национальность, возраст, местный житель или приезжий, специальность, грамотность, адрес). Важно знать, от кого научился исполнитель своему искусству.

Источник: yunc.org

Назад в раздел

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут 30 проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край гор и водопадов

Недельный тур а Адыгее, однодневные пешие походы и экскурсии в сочетании с комфортом (трекинг) в горном курорте Хаджох. Туристы проживают на турбазе и посещают памятники природы: Водопады Руфабго, Аминовское ущелье, плато Лаго-Наки, ущелье Мешоко, Азишскую пещеру, Каньон реки Белой, Дольмен, Гуамское ущелье. Программа для всех

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

www.svastour.ru