Руслан Белый: «Беру к себе в команду не только смешных». Открытый микрофон руслан белый


Единственная, кто способна — фанфик по фэндому «Stand Up», «Руслан Белый», «Открытый микрофон»

Проект "Открытый микрофон" на ТНТ развивается и развивается хорошо. Один за другим участники выходят на сцену, создают шикарную комедию, удивляют наставников, проходят в следующий этап. Из зала веет только теплом. Зрители, сами того не подозревая, поддерживают участников. Лишь только центр зала "холодный". По центру основатели русского stand up'a - Руслан Белый и Юля Ахмедова.

— Ты правда хочешь об этом поговорить? -грубо крикнул Руслан. Но в ответ только тишина. — Пойдём! — Куда? Руслан, сядь на место, -пока ещё спокойно отвечает Юля.

— Слушайте, ребят, съёмка идёт или отложить снова? -взволнованно спрашивает ведущий шоу.

Белый подаёт девушке руку, и она, понимая, что не в силах отказать, встаёт с места и уходит за Русланом туда, где нет ни камер, ни чужих людей.

*Раннее*

— Весь павильон задымлён, выйди на улицу, -отмахивая дым и подходя к другу, говорит Комиссаренко. — Тебе настолько не понравились выступления своих участников, что пришлось сорвать съемку только ради того, чтобы ты вышел покурить? Руслан затушил сигарету и, ничего не ответив Славе, поспешно вернулся в своё кресло.

— Да нормальная была комедия. Тебе, может быть, её просто не понять пока что. У тебя нет детей, -как за живое тронули слова подруги. — Слушайте, если мне когда-нибудь Бог даст детей, потому что я сам себе не дам их...— А ты, потому что, не рассматриваешь варианты, Руслан, -осторожно перебивает Ахмедова. — Кстати, да, если ты будешь с Юлей, то её участники, будут твоими участниками, -наконец прямо говорит Слава.

Люди, в честь которых этот разговор набирает неплохие обороты, моментально опускают головы, но вовремя вспоминают о том, что находятся на шоу. Белый пытается не смотреть в глаза девушке, но устоять было невозможно. Отмахиваясь грубыми шутками, он с лёгкостью заменяет улыбку Юли на грустные, слегка обиженные глаза. Стараясь снова не принимать слишком близко к сердцу слова друга, Ахмедова наконец шуткой заканчивает этот разговор: — Дома поговорим!

— Сейчас для моих родственников - МЫ НЕ ЖИВЕМ ВМЕСТЕ! — Потому что кое-кто мог сначала разобраться в ситуации, а не вести себя, как 15-тилетний мальчик.

***

Обматерив все камеры, которые следовали за виновниками срыва программы, "пара" скрылась в первой гримерной. Неважно, как их сейчас проклинают коллеги, создатели и продюсеры шоу, зрители, участники. Действительно, сейчас это все было отложено на самый дальний план. Важно только одно - разобраться все-таки в ситуации. Лучше поздно, чем никогда.

Плотно закрыв за собой дверь, Руслан резко прислонил спиной к стене шокированную девушку и сжал руки над её головой.

— Разъясни мне сама эту ситуацию. — Отпусти руки. — Не отпущу, пока не расскажешь, какая ещё была причина того, ⎌что он расхаживал по твоей квартире с голым торсом. — Руслан, ты и сам мог разобраться в этой ситуации.

Мужчина медленно опустил её руки и освободил дорогу к выходу. К удивлению Белого, Юля не вышла, а только ближе прижалась к нему.

— Я прошу тебя, расскажи мне, -заглядывая в её затуманенные глаза, уже с совершенно другой интонацией сказал Руслан. —Я знаю, что снова все испортил. Но, клянусь, я спать не могу. Думаю только о тебе.

Может быть поверила, а может быть просто потому, ⎌что надоело держать все в себе, Ахмедова вспомнила тот вечер:— Тогда он перебрал с алкоголем и ему стало плохо в такси. Плохо на себя и даже на таксиста. — Я зашёл на порог, увидел его и... — И ты подумал...— А что я ещё мог подумать? — Руслан, все дело в твоём недоверии. Причина только в этом. Всегда.

Договорив последнюю фразу, девушка направилась к двери. Но, к счастью для них обоих, в этот раз мужчина быстро сообразил. Белый схватил Юлю за запястье и без труда притянул к себе. Одной рукой он держал её за талию, скользя то вверх, то вниз. Другую руку запустил в волосы, отчего девушка закрыла глаза и прикусила нижнюю губу.

— Я конченный идиот. — Я не спорю.

Белый поцеловал макушку Юли, закрыв глаза и принимая с глубоким счастьем тот факт, что единственная, кто способна подарить ему то, чего он так сильно хочет - детей, стоит прямо, обхватив ЕГО торс руками и прижав голову к ЕГО груди.

ficbook.net

Руслан Белый: «Беру к себе в команду не только смешных» - Интервью - WEACOM.RU

Опубликовано: 4 октября 2017 г. в 10:41

В шоу «Открытый микрофон» на ТНТ нет запретных тем — только правда, только юмор, только стендап. Наставники стендап-комиков, как и в прошлом сезоне, — участники проекта Stand Up: Руслан Белый, Юлия Ахмедова, Тимур Каргинов и Слава Комиссаренко. У каждого вновь команда из 8 участников, которых он и поведет к победе.

Фото ТНТ

Руслан Белый, наставник шоу «Открытый микрофон»:

— В прошлом сезоне вы впервые попробовали себя в роли наставника. Какие выводы сделали из работы с командой? Что получалось, а что нет? Выработалась ли у вас какая-то стратегия в работе с начинающими комиками?— Выводы очень просты — побеждает сильнейший. Тот, кто много и упорно работает. Моя стратегия остается неизменной — не мешать. Я не могу научить шутить, но могу поделиться личным опытом. А комик уже сам решает, слушать меня или нет.

— Как вы набираете комиков в свою команду? На что обращаете внимание? Изменился ли ваш подход в сравнении с первым сезоном?— Безусловно, каждый из наставников всегда хочет к себе в команду самых сильных комиков. Но это вряд ли получается. Поэтому я беру в команду тех, кто был лучше на отборочном этапе, тех, кто не только был смешной, но и интересный, в котором есть что-то новое.

— Как появление шоу «Открытый микрофон» отразилось на индустрии стендапа?— То, что это шоу существует, очень здорово. Молодые комики могут видеть, что попасть на телеэкран возможно. Надо всего лишь очень много работать.

Тимур КаргиновФото ТНТ

Тимур Каргинов, наставник шоу «Открытый микрофон»:

— В прошлом сезоне вы впервые попробовали себя в роли наставника. Какие выводы сделали из работы с командой? Что получалось, а что нет? Выработалась ли у вас какая-то стратегия в работе с начинающими комиками?— Хочу сказать большое спасибо создателям шоу за этот незабываемый опыт. Было интересно. Первый сезон был конструктивным, финал был особенным. Я познакомился с очень творческими людьми. Но выводов я ни каких не сделал. Каждый комик индивидуален, у каждого свой взгляд, и некорректно их оценивать в рамках «Моя команда». Поэтому я иногда забывал, что у меня есть команда, но я никогда не забывал о том, что есть просто комики. У меня не было никаких особенных стратегий. Главное — смешно выступить в итоге.

— Как вы набираете комиков в свою команду? На что обращаете внимание? Изменился ли ваш подход в сравнении с первым сезоном?— Подход не изменился. Набираю по своим ощущениям.

— Что вам нравится в роли наставника «Открытого микрофона»? А чего вы терпеть не можете?— Больше всего в шоу «Открытый микрофон» мне не нравится оценивать творчество. Мне очень тяжело говорить комику, что не так в его выступлении. Получается, я смотрю выступление, и вместо того чтобы просто им наслаждаться, в голове формулирую оценку, которую нужно после выступления обязательно озвучить комику и зрителям. Я не могу до конца расслабиться.

— Наверное, говорить о каких-то глобальных изменениях в российском стендапе пока рано, но, возможно, вы наблюдаете некий прогресс по тем участникам, которые пришли на второй сезон? Как появление шоу «Открытый микрофон» отразилось на индустрии стендапа?— Не могу рассуждать о такой субъективной теме как прогресс, ведь всегда кто-то более смешной, а кто-то менее. Но свою роль в развитии культуры стендапа «Открытый микрофон», как масштабный проект, конечно, сыграл.

Фото ТНТ

Смотри шоу «Открытый микрофон» по пятницам в 23:00 на ТНТ.

WEACOM.RU, по материалам ТНТ

weacom.ru

«Чем жестче тема, тем умнее и смешнее должна быть шутка»

Креативный продюсер Stand Up и наставник комиков в шоу «Открытый микрофон» Руслан Белый рассказал развитии жанра стендап в России, новом шоу ТНТ «Открытый микрофон» и о том, почему человека невозможно научить шутить?

Как в данный момент, на ваш взгляд, развивается жанр стендап в России? В чем видите реальный прогресс, а в чем — проблемы, которые предстоит решить?

— Жанр развивается нормально. В целом очень популярен, но это только начало. Думаю, в следующие 5-10 лет стендапа будет гораздо больше и на многих телеканалах этот жанр будет представлен в том или ином виде. Прогресс в том, что комики действительно востребованы и своими выступлениями могут зарабатывать себе на жизнь. Проблема состоит в том, что зритель пока не готов к такому откровенному жанру. И очень многие жизненные ситуации или шутки воспринимает как пошлость, хотя мы ничего не придумываем и если о чем-то и размышляем, то это обязательно происходит в обычной жизни с людьми. Но, к сожалению, пока зритель такие темы как секс, строение тела, человеческие соблазны, смерть, депрессия, воспринимает как что-то пошлое, вульгарное и запретное. Но, я думаю, он скоро подтянется.

Самый дикий случай, который происходил с вами на гастролях или на отдыхе?

— Ничего дикого со мной не происходило. Я пытаюсь выстраивать свою команду как больших профессионалом и очень хорошо и четко делают свою работу.

Один очень известный, изможденный режимом постоянного креатива и обыгрыша банальной действительности ведущий, теперь не может дать ни одно интервью на полном серьезе, отключив режим балагура. Вас такая профессиональная деформация и перспектива не пугает?

— Нет. Комик, если он хороший комик, не ставит перед собой задачу просто рассмешить людей любым доступным способом. Хороший комик гораздо глубже и умнее чем банальный шут. В этом плане я бы сравнил нас с клоунами. А все хорошие клоуны были очень серьезными и умными людьми.

Где берете вдохновение для своих стендапов, смотрите ли западных комиков?

— Конечно, смотрю. Это часть профессионального интереса. Но вдохновение исходит из внутреннего мира внутри себя. Что меня волнует в данный момент, о том и шучу.

Как долго учится текст для монолога и что делать, если вы его забыли? Когда последний раз такое происходило?

— В целом текст не учится. Если ты его сам придумал, значит, он уже у тебя в голове.

Друзья и близкие спокойно воспринимают репризы или колкости, в которых узнают себя?

— Да, абсолютно. Пока никаких претензий не было.

Есть ли в вашем репертуаре истории, выговорив которые со сцены, удалось решить личную проблему? Определиться с важным выбором? Или хотя бы отомстить кому-то из врагов, унизив публично?

— Нет, такого нет. Никого унижать я не собираюсь. Максимум я могу порассуждать на тему поведения или поступка того или иного персонажа. Но унижать никого не собираюсь.

Шутки понимают далеко не все. Когда и в какой форме вам последний раз прилетало за юмор?

— Мне никогда не «прилетало» за шутки. Все же хочется надеяться, что мы живем не воровском государстве, где может «прилететь» за шутки. Если люди не понимают юмор, это их проблема. Либо пусть его не смотрят, либо как-то работают над собой.

Фото предоставлено ТНТ

В «Открытом микрофоне» на ТНТ вы выбирали подопечных по каким критериям? Были случаи, когда вы понимали, что неплохо, местами смешно, но выгонять жалко — беру; но потом попрощаюсь.

— Передача «Открытый микрофон» новая и в чем-то даже экспериментальная. Если честно, я вообще считаю, что научить человека шутить невозможно. Он сам должен проходить этот путь — от начинающего комика, до больших залов с сольным концертом. Только так у него выработается индивидуальность. Поэтому в «Открытом микрофоне», мы можно сказать, принимаем правила игры. Но, эти правила абсолютно честные и никакой личностной симпатии там не существует. Если ты смешной, идешь дальше.

А вы могли взять в свою команду «Открытого микрофона» человека, который выступил не смешно, но в котором вы разглядели скрытый потенциал? Или стендап-комик должен быть смешным сразу, здесь и сейчас, в эту секунду?

— Конечно мог бы. Более того, я думаю, ряд ребят мы так и брали. Кому-то из наставников нравилась харизма комика, характер, поднимаемые темы. Другой разговор, смогут ли они раскрыться на дистанции? Но для этого «Открытый микрофон» и существует.

Советуете ли вы своим подопечным в шоу «Открытый микрофон» темы для выступлений, может быть рекомендуете кому-то сменить имидж, подачу, даете на вооружение пару-тройку сильных слов и выражений? Другими словами, как проходит тренерская работа?

— Тренерская работа строится по принципу «не навреди». У каждого комика должен быть свой индивидуальный стиль. Поэтому лезть к нему со своими фразами, словами или видением юмора я не могу и не хочу. Мы работаем исключительно как 2 комика, один из которых может посоветовать не совершить те или иные ошибки.

А что бы вы могли посоветовать людям, которые хотят организовать локальный «Открытый микрофон» в своем городе, селе, деревне, улице? С чего начинать?

— Вот этого я не знаю. Это все-таки вопрос не творческий, а организационный. И тут я мало что понимаю. Могу сказать в общем — надо пробовать. А куда потом это выйдет, ну время покажет.

Вы, как креативный продюсер StandUp, наставник в шоу «Открытый микрофон», дайте, пожалуйста, совет начинающим и продолжающим стендап-комиком — с шутками на какие темы даже не стоит соваться ни в Stand Up, ни в «Открытый микрофон»?

— С несмешными. Шутка может быть на любую тему. Но чем жестче тема, тем умнее и смешнее должна быть шутка. Так, что если вы захотели просто эпатировать темой, то ничего не получится. Любая шутка, это очень большая и кропотливая работа.

Кого из комиков «Открытого микрофона», не участвовавших в вашей команде, вы бы хотели заполучить и почему?

— Да вот нет такого. Потому что все члены жюри делают одну и ту же работу — они помогают молодому комику раскрыться. А от этого выиграет вся комедия в целом. А чей это будет комик, мой или кого-то другого члена жюри, лично мне абсолютно не важно.

Смотрите на ТНТ: Финал программы «Открытый микрофон» 2 июня в 22.00 Stand Up, каждое воскресенье в 22.00

www.dv.kp.ru

Мои любимые комики — фанфик по фэндому «Руслан Белый», «Открытый микрофон»

На утро с той ночи у меня ныла шея, саднило запястье и покалывало руки. Ночь прошла мимо меня, как страшный сон, но отголоски его сложились для меня в полноценную картину. А мораль простая-не веди себя, как полный идиот с человеком, у которого груз лежит на душе.

Я помню, как Руслан долго собирался приехать ко мне, пытался вырваться из Москвы, но всегда откладывал. И вот наконец-то он выделил свободную неделю и наведался в Беларусь, сразу запретив мне встречать его в аэропорту. Боялся ли он, что нас увидят вместе или просто не хотел быть у меня в долгу-этого я никогда не узнаю и не собираюсь лишний раз об этом задумываться.

Настойчиво зазвонил звонок, я вскочил с дивана и, почти молниеносно добежав до двери, открыл её своему ночному гостю. Вид у него бы суровый, как всегда он был чем-то обеспокоен, видимо, в который раз откладывая, он снова не смог объясниться с родителями. Сразу заметив его утомленный взгляд, я предложил черного чая. Он только кивнул, поставил у порога свой огромный походный рюкзак и молча прошел в комнату.

Мне было неловко. Я прекрасно представлял себе, что за человек этот Белый, но все же надеялся, что такая долгожданная встреча будет выглядеть немного по-другому.

Мы сидели на кухне, я пытался разрядить обстановку, но с каждым словом лишь усугублял ситуацию.Прозвенел первый звоночек, когда я заикнулся в негативном ключе насчет его концерта.Зря, Паша, зря…

Не заметил даже, как он напрягся. Скрестил руки на груди, нахмурил брови, опустил взгляд. Я даже и подумать не мог, что так просто задену его за живое.

Ах, моя наивность. Но это Руслан стерпел, убедительно попросив больше так не делать. По крайней мере, когда день итак не задался.Все карты были на виду. Он теребил чашку в руках, щурил глаза, но мне в голову не пришло, что стоит замолчать и не нарываться. Я продолжил говорить.Заговорился. Не давал ему вступить. Не знаю, что на меня нашло.Мы оба устали от одиночества, однако Руслану гордость мешала меня обнять, мне же грустно было от одного взгляда на него. Заработался.Но вдруг пауза затянулась. Руслан молчал.

Переломный момент.

Надо было по-хорошему закрыть рот и уйти под каким-нибудь предлогом в другую комнату, предложив ему принять душ и ложиться уже. На часах 2:46 ночи.

Последней каплей стал мой ненароком брошенный вопрос. Что-то вроде:«Когда ты понял, что гей?».

Он сорвался.

Толчок. Я почувствовал спиной твердую поверхность, у меня помутнело в глазах, сильные пальцы сомкнулись на шее. Я и пикнуть ни одной жалкой фразы в свою защиту не успел. Перед глазами маячили сине-зеленые пятна, я пытался оторвать его руку, но не выходило. Он сильнее меня в несколько раз. Это как маленькой птичке пытаться сопротивляться клыкам дикой кошки.Я потерял счет времени, все остановилось. Оранжевые круги плыли перед глазами, затем розовый ореол растворился и секундой позже вместо него появился золотой ободок. Было ощущение, что я, как в старой фантастике, под наркотиком-электродом, который действует на мой мозг и помогает мне мыслить абстрактно. Однако тогда мой мозг неспешно умирал.

Вдруг круги исчезли, мушки поплыли перед глазами, и я наконец-то решился их открыть. На пару секунд я разглядел Белого.

Не мог распознать его эмоции, ибо видел его лицо расплывчатым и нечетким. Он хмурил брови и на долю секунды по-звериному оскалясь, сжал мое запястье. Что-то хрустнуло, но я не сразу почувствовал боль, так недалеко было воспоминание о нехватке воздуха.Я потерялся в собственных мыслях, наблюдая, с каким рвением Руслан тащит меня за руку в спальню.В голове Белого будто зажегся какой-то сумасбродный огонек, который управлял его рукой, продолжающей давить мне на шею.

После он утверждал, что не хотел причинить вреда, что старался успокоиться в процессе, но не мог. А если бы ты нажал чуть сильнее, Руслан?

Сколько времени прошло с того момента, как он кинул меня на диван? Кто знает.Диван был мягким, и я почти сразу немного в нем утонул. Грязно-зеленое покрывало, на которое я, не отводя взгляда, смотрел все это время, отвлекало меня и заводило в какие-то дебри.

Сюрпризом для меня стало то, что Руслан молчал. Не сказал ни слова, из-за чего я даже не мог понять, что сделал не так. Пролистывал в голове весь наш диалог, путался в деталях и строил теории, в итоге не пришел ни к чему. Что тебя так задело?

Размышлять об этом феномене мне не дал Руслан. Не медля, он надавил мне на голову, видимо отвлекал меня от спущенных штанов и смущения, повисшего в воздухе.

В голове вертелся один вопрос. Ты что, и в правду это сделаешь?

Ради чего? Отомстить? Если ты обиделся на то, что я назвал тебя геем, то ты очень странным способом пытаешься доказать обратное? Или наказать меня хочешь?

Знал же сволочь, что я давно не использовал эту возможность. Весь тот год, что мы переписывались, я не притрагивался к себе и не позволял никому. Ладно, один раз было. Около двух месяцев назад. Сорвался.

Я дал себе залог. Молчать и не плакать. Он остановился. Послышался треск.

С мерзким хрустом он сам опустился коленями на древний диван. Все еще лежа на животе, я не мог видеть его эмоций, оставалось только считать минуты.

Я пропустил пару секунд. Сердце колотится. Обычно в такие моменты я могу абстрагироваться, но сейчас мне в голову бьет невыносимая мысль.

Белый. Гребанный Белый, человек, который ассоциировался у меня всегда с адекватностью и мужественностью, ведет себя, как вспыльчивый ребенок. Только дети не насилуют своих партнеров. У них их нет. Да-да, отвратительный юмор, как и вся эта ситуация.

В какой-то момент я перестал считать секунды в уме. Тишина воцарилась в моей голове, перебиваемая лишь все более неуверенно злыми вздохами Руслана.

Иногда мне казалось, что я могу разозлиться, убрать его руки, вскочить, схватить ту лампу, например, и вдарить ему по голове.

Нет. Не могу.

Поймал себя на том, что трясусь, боясь пошевелиться. Забыв было на долю секунды о происходящем, я услышал, как он копошится и почувствовал холодное прикосновение к пояснице, а другой рукой чуть ниже.

Но я даже не дернулся, изучая узоры на обоях и, сосредоточив все внимание на куске старого рисунка, напоминавшем мне восклицательный знак, я всё же дрогнул, когда Руслан попытался меня растянуть.

Холодные пальцы, отсутствие любой попытки меня расслабить и непонятная месса вместо смазки. Я даже боюсь спрашивать, что это, ведь с Русланом мы об этом не говорили. И не собирались.

Сказать что-то я был не готов. Сжал зубы и смотрел на обои. Время же должно идти. Очевидно предположить, что когда-нибудь этот акт закончится.

Руслан неуверенно продолжал процесс. Казалось, что пыл его поутих, но он из принципа не хотел останавливаться. А я из принципа не расслаблялся.

Невероятно отвратительно, когда изначально приятные действия со стороны кого-то дороже, чем друг, в момент становятся воспоминанием о насилии и боли. Не получается впоследствии воспринимать тот же акт как нечто, что должно приносить удовольствие.

Вдруг движения стали плавнее, Руслан заметно смягчился, но все равно не распылялся на нежности. В этот момент я задумался о том, как же женщинам с ним было. Не все же в восторге от такого.

Холодок пробежал по спине, когда я почувствовал дыхание на своей шее, сразу представив себе чужого или кого похуже, весь сжался и изо всех сил стиснул зубы. Вот, теперь его образ у меня ассоциируется с чудовищем. Докатились.

«Отвратительно».

Все эти.Сколько там? Десять, двадцать минут я не мог отвязаться от этого слова. Оно появлялось в моей голове чаще, чем тупая гейская шутка, которой потом на нейтральной территории я буду терроризировать Руслана, зная, что ничего он не сделает. И теперь буду осторожнее.

Сильнее я испугался только тогда, когда на волосы мне опустилась его рука. Видимо преследовав хорошие цели, Белый пытался проявить нежность. За руку бы хоть подержал. Или… Ну не знаю, отпустил бы и позволил объяснить, что секс с мужчиной-это немного другое.

Хотя, я думал, что ты знаешь, Руслан!Нет, я точно сочиню программу про этот случай.Когда-нибудь я попаду в «Stand Up» и буду проводить целый концерт, то в конце расскажу эту историю. Буду следить, как люди мне не верят, а потом покажу врачебную бумагу с доказательством.И люди сначала мне не поверят, будут кричать «Фуу». Но потом, обозленные на себя и тебя, выйдут после моей программы и растрещат на все дворы об этом случае. Он будет греметь, и…Мою историю успеха прервал член Руслана.

Твою мать, вытащи. Я не… Черт. Опять все мысли запутались. Отвратительно.Как же отвратительно. Больше никогда не дам ему меня касаться. Сейчас, как никогда, захотелось обложить его матом с ног до головы, чтобы он почувствовал себя таким же униженным, как я сейчас.

Я не дрогнул, Руслан толкнулся внутрь, а я прикусил кожу на руке, пытаясь отвлечься от одной боли через другую.

Кусил я раз слишком сильно, так что остался след, зато мой способ возымел успех.

Не ожидая такого, я продолжал это делать, пока Руслан неожиданно не схватил мою руку и не обхватил своей. Черт, и почему меня это тронуло? Чуть не сорвался и не пустил скупую слезу. Но нет. Не позволю.

Я стал считать секунды между толчками. Сначала я насчитывал десять, затем восемь, пять, три и скоро Белый разогнался на полную, загоняя так глубоко, как мог. Не знаю, почему, но его ладонь, хоть и холодная, накрывающая мою, сгладила углы, но все равно он не смог избавить меня от тупой боли в мышцах, не перекрываемой ничем приятным, и ощущения, что я дешевая проститутка, которую вызвали в холодный и тихий дом на окраине и, жестоко скрутив, оттрахали, тоже никуда не девались.Однако теперь было легче думать о будущем. Теперь мне казалось, что не все потеряно.

Закончил он свое действо через тысячу и двадцать с чем-то секунд. Долго.

Самое ужасное заключалось в том, что я не отключился. А к тому же не смог заснуть.

Очень муторно в такой ситуации, пытаясь забыться, пытаться надумать себе в голову нужных мыслей, чтобы заснуть. Потрясающе.

Так душно было вокруг. На моей шее больше не было руки Руслана, но мне все равно было нечем дышать.

То ли от стыда, то ли от того, что в тесном помещении с одним закрытым окном довольно сложно находиться.Заснуть не получается и со второго раза, на меня накатывает из ниоткуда взявшаяся тревога и грусть. Почувствовал, что чуть не плачу, я быстро натянул обратно штаны, надел куртку поверх и выбежал на улицу. Там же зима. Да и не должен он был видеть тогда, что я не могу выдержать боли.Запомнит только этот момент, а мне потом расхлебать.А снег хлопьями падал на усталый асфальт. Далеко я не ушел, сел около подъезда на лавку, откинулся на спинку и наблюдал за мирно падающим вниз снегом. В тот момент я ничего не чувствовал. Смотрел в одну точку, ловил голыми замерзшими руками снежинки.

Если бы Руслан не появился, я, наверное, совсем бы замерз. Как идиот впопыхах забыл захватить перчатки и шапку. Так можно и обморожение словить вместе со снегом.

Он выбежал, задыхаясь, даже не успел куртку накинуть. Выскочил на мороз в одной футболке. Подбежал, схватил за руку и потащил в дом.

По дороге пешком на шестой этаж (лифт был сломан) он молчал, лишь перед самой дверью хмыкнул:

-Павел, ты придурок, -Сказал громко, но беззлобно и скорее с тревогой в голосе.

-А ты нет?! -Со всей серьезностью ответил я, смотря на него сверху вниз.

Мы не разговаривали целый день.

Потом нас прорвало:-Ты мог замерзнуть насмерть! Совсем не думаешь о себе.

-Не надо было меня насиловать, а то, видимо, мы оба о моём состоянии не думаем.

-Ты меня вынудил.

-Это не повод! Тебе надо быть терпимее, это все говорят.

-Ты сам хотел.

-Что? Когда это я говорил, что хотел этого?

-Да. Я…-Он задумался, остыл и, спустя долгую и нудную паузу, он поднял на меня глаза и сухо продолжил, -.был неправ.

ficbook.net


Смотрите также