«Место встречи» отменить нельзя. Девушки с микрофонами в программе место встречи


Юрий Алексеев .Как я попал в «Место встречи» На НТВ

На прошлой неделе я не вещал, пожалуй, только из утюга. Две радиостанции, четыре телеканала... Все — российские, все хотели с меня интервью...

Тема — подсчет латышами «ущерба от советской оккупации». Звонили по телефону, по «Скайпу», приезжали снимать домой... В конце концов телеканал НТВ пригласил меня прямо в Москву — поучаствовать в ток-шоу.

Расскажу, как это выглядит изнутри.

Вообще говоря, звонок от НТВ настиг меня в городе Калининграде, в Университете имени Канта, где я наслаждался общением со спикерами ИМХОклуба Александром Дюковым, Владимиром Симиндеем и Председателем белорусского ИМХО — Алексеем Дзермантом на конференции «Прибалтийские исследования в России».

Звонок от НТВ: «Вы можете к нам подъехать на ток-шоу «Место встречи» в понедельник?»

— Гм... В принципе, могу...— Сейчас мы закажем вам билет от Риги до Москвы.— Ой, я в Калининграде...— Не вопрос, от Калининграда до Москвы. А назад — куда? В Калининград?— Нет, уже в Ригу...— Легко!

Через полчаса на мейл получаю билеты, ваучер на гостиницу и инструкцию — куда и когда прибыть. Быстро работают ребята, умело. В Москве — так же. Встретили, отвезли, встретили, отвезли. Все как часики.

Да, еще попросили поискать кого-нибудь в Латвии, кто мог бы выступить со стороны «обиженных оккупацией латышей». Полдня сидел на телефоне, обзванивал знакомых «обиженных латышей» — политиков, журналистов. Все до единого отказались с нескрываемым испугом. Не прельстились даже халявной поездкой в Москву...

И вот я в телецентре «Останкино» на проходной:

Встречаю там рижан — Александра Гапоненко и Алексея Весёлого. С Гапоненко — понятно, он — за нас, «советских империалистов». Спрашиваю Алексея: а ты — за кого? Отвечает: я — за «обиженных советской оккупацией латышей»... Во как! Даже тут за латышей приходится (весёлым) русским отдуваться.

А на проходной «Останкино» стоит огромная очередь — желающие попасть в телевизор в качестве массовки. Пропуска, досмотр... Говорят, им за это даже небольшие деньги платят:

Нас встречают, ведут без очереди и досмотра по длинным останкинским коридорам:

И вот мы на месте, наша студия — 12-я:

А вот ее гримерка, куда нас оприходовали перед эфиром:

Кофе и всё такое... Опытный ток-шоумен Александр Гапоненко (он не в первый раз там) потребовал рюмку коньяку. Я думал — шутит. Ничуть не бывало: принесли. И мне — за компанию. НТВ — сила! На ЛТВ даже водички не предлагают, жмоты...

Кстати, нашего «идеологического противника» Алексея Весёлого утащили в другую гримерку. Так там принято: перед шоу противников разводить подальше друг от друга, чтобы не подрались, наверное...

И тут в гримерку — опа! Входит замечательный Виктор Имантович Алкснис! Оказывается, он тоже будет выступать на шоу за нас, «советских империалистов»:

С огромным удовольствием пожал ему руку. Поговорили... Тоскует Виктор Имантович по этнической родине — Латвии. С 1994 года там не был. Персона нон грата он в Латвии. Сошлись на том, что еще не вечер и что СССР будет восстановлен при нашей жизни. Тогда и прогуляемся вместе по улице Ленина в Риге. Или Путина, как ее потом назовут...

И тут в гримерку — опа! Входит замечательный Майкл Бом. Он — не с нашего шоу, а с записи на ОРТ, уже отстрелялся, зашел грим смыть...

С удовольствием пожал ему руку. Как «неубиваемому американцу» и харизматичному идеологическому противнику. Поговорили... Он заинтересовался моим происхождением. Откуда я, русский, — в Латвии. Оккупант?

Я ему рассказал, что нет, что я — коренной латвийский русский, что мой дед — латышский стрелок, воевавший в Первую мировую с немцами за независимость Латвии. Удивился... А когда я ему поведал, что не все латыши воевали за Гитлера в легионе СС, что были и те, кто пошел в Красную армию добровольцем, как мой латышский дядя Артур, он удивился еще больше. И, кажется, мне не поверил...

За 10 минут до эфира нас пригласили в студию. Вид справа:

Вид слева:

Услышал концовку инструктажа «массовки». По секрету: у них в каждом ряду сидит по «руководителю». Этот руководитель управляется режиссером шоу через маленький наушничек. Когда нужно хлопать, он начинает — все должны подхватить. Когда нужно издать «звук неудовольствия» — аналогично...

Ко мне прикрепили чудесную девушку с микрофоном. Тут она знакомит меня со сценарием ток-шоу и дает инструкции:

Суть инструкций: по сценарию у меня лично — четыре включения (помечено красненьким). Но обычно в процессе шоу сценарий ломается. Потому — чтобы я не стеснялся и хватал микрофон сам, когда мне будет что сказать. И кричал погромче — тогда мой микрофон режиссер включит...

За пару минут до прямого эфира в студию входят Андрей Норкин и Ольга Белова, и началось...

Я — не опытный ток-шоумен, не Гапоненко. Вырвать микрофон мне удалось только один раз. Держал руку девушки мертвой хваткой секунд 15. Что из этого получилось — смотрите:

П.с. А вообще я уже бывал на ТВ в «Останкино». 40 лет назад. «Ютьюба» тогда еще не изобрели, как и бытовых видеомагнитофонов. Потому видео, которое показывали на весь СССР, не сохранилось. Но фотодокумент — имеется! Вот он:

А, заценили? Каков «документ»! Попасть в те годы в журнал «Радио» было круче, чем сейчас — в «Форбс».

Хе-хе!

gilljan.livejournal.com

Как я попал в «Место встречи» :: IMHOclub

 На прошлой неделе я не вещал, пожалуй, только из утюга. Две радиостанции, четыре телеканала... Все — российские, все хотели с меня интервью...

Тема — подсчет латышами «ущерба от советской оккупации». Звонили по телефону, по «Скайпу», приезжали снимать домой... В конце концов телеканал НТВ пригласил меня прямо в Москву — поучаствовать в ток-шоу.

Расскажу, как это выглядит изнутри.

Вообще говоря, звонок от НТВ настиг меня в городе Калининграде, в Университете имени Канта, где я наслаждался общением со спикерами ИМХОклуба Александром Дюковым, Владимиром Симиндеем и Председателем белорусского ИМХО — Алексеем Дзермантом на конференции «Прибалтийские исследования в России».

Звонок от НТВ: «Вы можете к нам подъехать на ток-шоу «Место встречи» в понедельник?»

— Гм... В принципе, могу...— Сейчас мы закажем вам билет от Риги до Москвы.— Ой, я в Калининграде...— Не вопрос, от Калининграда до Москвы. А назад — куда? В Калининград?— Нет, уже в Ригу...— Легко!

Через полчаса на мейл получаю билеты, ваучер на гостиницу и инструкцию — куда и когда прибыть. Быстро работают ребята, умело. В Москве — так же. Встретили, отвезли, встретили, отвезли. Все как часики.

Да, еще попросили поискать кого-нибудь в Латвии, кто мог бы выступить со стороны «обиженных оккупацией латышей». Полдня сидел на телефоне, обзванивал знакомых «обиженных латышей» — политиков, журналистов. Все до единого отказались с нескрываемым испугом. Не прельстились даже халявной поездкой в Москву...

И вот я в телецентре «Останкино» на проходной:

Встречаю там рижан — Александра Гапоненко и Алексея Весёлого. С Гапоненко — понятно, он — за нас, «советских империалистов». Спрашиваю Алексея: а ты — за кого? Отвечает: я — за «обиженных советской оккупацией латышей»... Во как! Даже тут за латышей приходится (весёлым) русским отдуваться.

А на проходной «Останкино» стоит огромная очередь — желающие попасть в телевизор в качестве массовки. Пропуска, досмотр... Говорят, им за это даже небольшие деньги платят:

Нас встречают, ведут без очереди и досмотра по длинным останкинским коридорам:

И вот мы на месте, наша студия — 12-я:

А вот ее гримерка, куда нас оприходовали перед эфиром:

Кофе и всё такое... Опытный ток-шоумен Александр Гапоненко (он не в первый раз там) потребовал рюмку коньяку. Я думал — шутит. Ничуть не бывало: принесли. И мне — за компанию. НТВ — сила! На ЛТВ даже водички не предлагают, жмоты...

Кстати, нашего «идеологического противника» Алексея Весёлого утащили в другую гримерку. Так там принято: перед шоу противников разводить подальше друг от друга, чтобы не подрались, наверное...

И тут в гримерку — опа! Входит замечательный Виктор Имантович Алкснис! Оказывается, он тоже будет выступать на шоу за нас, «советских империалистов»:

С огромным удовольствием пожал ему руку. Поговорили... Тоскует Виктор Имантович по этнической родине — Латвии. С 1994 года там не был. Персона нон грата он в Латвии. Сошлись на том, что еще не вечер и что СССР будет восстановлен при нашей жизни. Тогда и прогуляемся вместе по улице Ленина в Риге. Или Путина, как ее потом назовут...

И тут в гримерку — опа! Входит замечательный Майкл Бом. Он — не с нашего шоу, а с записи на ОРТ, уже отстрелялся, зашел грим смыть...

С удовольствием пожал ему руку. Как «неубиваемому американцу» и харизматичному идеологическому противнику. Поговорили... Он заинтересовался моим происхождением. Откуда я, русский, — в Латвии. Оккупант?

Я ему рассказал, что нет, что я — коренной латвийский русский, что мой дед — латышский стрелок, воевавший в Первую мировую с немцами за независимость Латвии. Удивился... А когда я ему поведал, что не все латыши воевали за Гитлера в легионе СС, что были и те, кто пошел в Красную армию добровольцем, как мой латышский дядя Артур, он удивился еще больше. И, кажется, мне не поверил...

За 10 минут до эфира нас пригласили в студию. Вид справа:

Вид слева:

Услышал концовку инструктажа «массовки». По секрету: у них в каждом ряду сидит по «руководителю». Этот руководитель управляется режиссером шоу через маленький наушничек. Когда нужно хлопать, он начинает — все должны подхватить. Когда нужно издать «звук неудовольствия» — аналогично. В остальное время нужно сидеть, не шевелясь...

Ко мне прикрепили чудесную девушку с микрофоном. Тут она знакомит меня со сценарием ток-шоу и дает инструкции:

Суть инструкций: по сценарию у меня лично — четыре включения (помечено красненьким). Но обычно в процессе шоу сценарий ломается. Потому — чтобы я не стеснялся и хватал микрофон сам, когда мне будет что сказать. И кричал погромче — тогда мой микрофон режиссер включит. А может и не включит, если кто-то еще будет кричать громче...

За пару минут до прямого эфира в студию входят Андрей Норкин и Ольга Белова, и началось...

Я — не опытный ток-шоумен, не Гапоненко. Вырвать микрофон мне удалось только один раз. Держал руку девушки мертвой хваткой секунд 15. Что из этого получилось — смотрите:

 

П.с. А вообще я уже бывал на ТВ в «Останкино». Ровно 40 лет назад. «Ютьюба» тогда еще не изобрели, как и бытовых видеомагнитофонов. Потому видео, которое показали на весь СССР, в моем архиве не сохранилось. Но фотодокумент — имеется! Вот он:

А, заценили? Каков «документ»! Попасть в те годы в журнал «Радио» было круче, чем сейчас — в «Форбс».

Хе-хе! 

              

imhoclub.by

«Место встречи» отменить нельзя

Программа «Место встречи» - молодая, выходит в эфир с февраля текущего года. Это дневное ток-шоу в прямом эфире, которое ведут опытные зубры НТВ Ольга Белова и Андрей Норкин. Как устроен проект, в чем его отличие от аналогичных и часто ли гости дерутся после эфиров?

Драйв прямого эфира

Снимают шоу в студии телецентра «Останкино». И если эфир начинается ровно в 13.50, то работа над проектом ведется круглосуточно. Всю неделю редакторская группа отслеживает повестку, и каждый день на утренней планерке идет утверждение тем, которые обсудят в «Месте встречи». С 10 утра стартует работа в студии - свет, камеры, гости, встреча экспертов. Гримеры ждут ведущих с баллончиками лака наперевес. Костюмеры отпаривают и наглаживают рубашки и костюмы. Норкин и Белова приходят примерно за два часа до эфира и вместе с чашкой кофе начинают готовиться к программе - задумчиво и молча.

- Конечно, у нас есть сценарий, - держа в руках салатовые листы с текстом, объясняет ведущий проекта Андрей Норкин. - Но это не пошаговая инструкция, мы не привязаны к нему цепями. У меня в руках лишь несколько страниц. А вообще это большой пакет документов, который мы изучаем перед выходом в эфир. Информационный повод, справки, характеристики гостей, описание их отношения к теме. На основе этих материалов мы и работаем на площадке. Важнее всего для нас - показать живую реакцию людей, она всегда интереснее. И уловить этот момент можно только в прямом эфире, нельзя спланировать это в сценарии. А еще «Место встречи» отличает отношение ведущих к теме, гостям и зрителям. Наша программа, думаю, по подаче самая естественная. Мы с Ольгой в кадре такие, какие есть в жизни.

Как написано в регламенте футбольных турниров, «матч состоится при любой погоде». Так и с «Местом встречи» - отменить нельзя. Если случилось ЧП, могут и с ночи начать «копать». Когда в марте в Ростове-на-Дону произошла страшная авиакатастрофа, наутро в студии «Места встречи» уже были эксперты и даже родственники погибших. К счастью, такое случается крайне редко. Но поводов каждый день хоть отбавляй. К примеру, 31 мая помилованная украинская наводчица Надежда Савченко впервые побывала в Верховной раде - босиком, с флагом и апломбом выступила перед коллегами. И эфир «Места встречи» на НТВ от 1 июня был посвящен этому событию.

«Хлопаем сочно!»

В помещении студии спокойно и тихо. Никакого ажиотажа нет. Каждый знает, что делает. Две трибуны находятся друг напротив друга в форме каре. Гостей усаживают в первом ряду - по обе стороны. Бригадир массовки готовит зрителей.

- Как только посмотрели сюжет, сразу вступаем в дискуссию! - объясняет бойкая барышня. - Реагируем, даем эмоцию. Большой театр на Охотном Ряду, так что изящных театральных хлопков не нужно. Хлопаем ярко, звонко, сочно!

Ведущие выходят в зал минут за 10 до начала эфира. В ухе у каждого - микрофон с голосом редактора. Ольга Белова обсуждает сценарий.

- Половина наших тем посвящена внутренней политике страны, - объясняет Норкин. - Экономику обсуждаем часто. Заседания президента по путям экономического развития и другие важные события. Бывают дискуссии на предмет этики. Например, тема «добра с кулаками», когда снизу идет запрос на нравственность и законность, но возникает перехлест, как, например, случилось с движением «Стопхам». Мы также поднимаем вопросы истории и восприятие ее сегодня. Если это сделано честно, профессионально и интересно - зрителю понравится. И рейтинги это подтверждают.

Драка - не самоцель

На площадке работают 11 камер. Режиссер в режиме реального времени переключает картинку то с одного оппонента на другого, то на ведущих, то на зрителей. Кондиционер в зале работает исправно, но чем дальше, тем горячее воздух от дискуссий и споров. После каждого сюжета, в котором показывают Надежду Савченко, в студии поднимается гул негодования.

- Станет ли Савченко самостоятельной фигурой на политической арене? - бросает вопрос в зал Ольга Белова. - Ведь ее рейтинг почти 70%!

- У нее хорошие перспективы стать политиком, - отвечает украинский политолог Вадим Карасев. - Посмотрите, как хорошо она говорит. А ведь ее никто не учил риторике!

Зал снова начинает шуметь.

- Я никогда не поверю, что на Украине есть спрос на войну, - парирует единоросс Владимир Плигин. - Главная задача для этой страны сейчас - восстановление разрушенной экономики.

- У нас нет цели довести дело до драки в студии, - улыбается Андрей Норкин. - Разное, конечно, бывало... в основном за пределами эфира. Но наша задача - не провоцировать, а дать не только мысль, но и эмоцию. Возможно, в этом и есть наше ключевое отличие от конкурентов.

НТВ. «Место встречи». По будням, 13.50

www.alt.kp.ru

Телеведущий Норкин подрался с эмоциональным гостем с Украины: «Мужской разговор» - Политика

В федеральном эфире поссорились из-за Донбасса

22.02.2018 в 18:16, просмотров: 94883

Очередной скандал разразился в эфире российского телевидения - на этот раз в эфире программы «Место встречи» с Андреем Норкиным на НТВ, где ведущий сошелся в рукопашной с приглашенным экспертом, украинским адвокатом Дмитрием Суворовым.

фото: кадр из видео

Градус дискуссии заметно накалился, когда побывавший в Донбассе немецкий депутат Андреас Маурер рассказал о гибели сотен детей в результате боевых действий в Донбассе.

«Признать правду, что обстрел идет по детям. Я был возле памятника, 200 детей погибли за это время!» - говорит он.

В этот момент Суворов не выдержал и закричал, что Маурер мерзавец. «Фотографии покажи! Показываешь самовар какой-то!» - буквально заорал в микрофон украинец, округлив глаза.

Практически сразу рядом с ним оказался Норкин, который вроде бы попытался взять его за плечо. Разгоряченный Суворов вскочил на ноги и попытался оттолкнуть ведущего. Тот, однако, уже был на взводе и кинулся на гостя студии. В конечном счете Суворов успел далеко отпихнуть ведущего — тот оступился и случайно сбил с ног девушку с микрофоном. Самого украинца мгновенно окружила и «зафиксировала» толпа.

На сайте НТВ сообщается, что Норкина спровоцировало хамское и циничное поведение Суворова. «НТВ приносит свои извинения зрителям, ставшим свидетелями подобной ситуации в сегодняшнем прямом эфире», - говорится в сообщении телеканала по поводу произошедшего.

Суворов в комментарии радиостанции «Говорит Москва» пояснил, что его возмутил «якобы европеец» Маурер, обвинивший Украину в геноциде детей в посёлке Зайцево. «Я не помню, кто первый применил физическую силу. Всё было в каком-то вихре, в тумане», - рассказал он.

Приглашенный эксперт говорит, что успел скинуть очки, а потом на него навалилась груда тел. «Меня били ногами по лицу, женская нога была», - заметил он. Однако заявлять жалобу он даже не думает - объясняет, что был "мужской разговор, мужская драка", а значит - никаких претензий.

Отмечается, что Норкин комментировать скандал не стал. А вот его напарница по эфиру Ольга Белова высказалась — по ее мнению, после «хамства» Суворова иначе и быть не могло. «Я, к сожалению, женщина, и не смогла приложить руку», - посетовала она.

Конфликтные ситуации в последнее время возникают в эфире российского ТВ и радио всё чаще. В нескольких случаях в них участвовал телеведущий Артем Шейнин. В программе у Владимира Соловьева до драки не дошло — гостя вежливо попросили покинуть студию. А вот в радиоэфире «Комсомольской правды» ссора Максима Шевченко и Николая Сванидзе переросла в рукоприкладство.

www.mk.ru


Смотрите также