Эдита Пьеха: Хочу быть не холодной звездой, а теплым солнышком. А теперь эдита пьеха в микрофон


«Меня уже хоронили, поэтому жить буду долго»

Проверить, насколько звезда на самом деле популярна, нетрудно. Достаточно посетить ее концерт или пригласить на прямую линию в «Комсомолку». Эдита Станиславовна превзошла всех гостей нашей редакции. На ее выступлениях всегда аншлаг, а на прямой линии телефон не умолкал ни на секунду. Звонили буквально со всей России, от севера до юга. Нижний Новгород, Чебоксары, Житомир, Красноярск... Эдита Станиславовна в какой-то момент удивилась: «Они что, так и будут без конца?» Мы радостно подтвердили: да. Певица пошутила: «Ну вот, взяли меня на работу!» И дальше вполне профессионально отвечала: «Комсомольская правда», Пьеха у телефона».

«Розенбауму дарю елочки»

Здравствуйте, меня зовут Юрий Викторович. Поклонник вашего творчества с 1957 года. У вас была когда-то песня «Каштан».

- Да, на польском языке. Вам польский язык нравится? У меня есть мысль сделать программу, где исполню по одной песне всех стран, где я выступала. И кубинскую, и немецкую, и французскую... Может, к декабрю успею. Я еще обещала программу романсов сделать. Но это уже на будущий год.

Эдита Станиславовна, вам Розенбаум обещал песню написать.

- Мы с Александром Яковлевичем всегда выступаем перед Новым годом, я ему елочку дарю. В прошлом году я его попросила написать для меня песню. Пока не сделал. Очень занят. Но он человек слова. А тему песни я сама придумала: как хорошо уставать, чтобы вновь возрождаться.

Это Кристиан. Вы сами музыку или стихи сочиняли?

- Никогда. Каждому свое. Петь - это от Бога, это я умею. Когда хорошую песню услышу, прямо мурашки по телу. Мама моя пела красиво. Я не признаю любительщину, предпочитаю талант.

- А животные какие-нибудь у вас дома есть?

- Пять собак. В городе они почему-то рано умирали. А в садоводстве построила небольшой домик - хорошо живут. Одна - среднеазиатская овчарка, большая умница, ей уже 8 лет. А четыре - дворяне, спасенные мною. А вообще моя мечта - построить приют для бездомных собак. Один из состоятельных людей из Воронежа предложил помочь. Мы с дочкой хотим заняться. Но это уже в будущем году.

«К моему дому несли венки»

Здравствуйте, Эдита Станиславовна! Я Ирина. Как ваше здоровье?!

- Нормальное! Это журналист один пошутил, что оно у меня плохое. Один раз, давным-давно, меня уже хоронили. Это было в начале 60-х. Я очень уставала, похудела, вот друзья договорились, чтобы меня обследовали на Песочной набережной в онкодиспансере. Не на рак, просто там врачи были самые лучшие. Мне прописали восстановительные процедуры, я каждый день вызывала такси и ездила туда. Потом перестала, уехала на гастроли. И вот кто-то из таксистов пустил «пулю», что я умерла. Таксист заявил: «Я сам отвозил ее в онкодиспансер, а теперь ее нет!» К моей квартире на 5-й Советской потоком шли люди, несли венки. Испуганная свекровь звонила: «Что делать? Я их отправляю назад!». Так что по народным приметам мне суждено долго жить.

Нижний Новгород беспокоит. Прочитали новость о вашем уходе…

- Я думаю, что кто-то захотел посоревноваться с Никулиным и анекдот придумать… По-моему, я ваш голос знаю.

- Лена меня зовут.

- Да, Лена Карпеева. Я узнала вас. По-видимому, появился какой-то журналист, который работает в похоронном бюро. Мне он приписал болезнь сосудов, а про Леонтьева написал, что у него болезнь глаз и он слепнет. В этом же журнале написали, что Путин разводится и женится на Алине Кабаевой. Видимо, журналисту просто не хватило денег на хлеб, даже уцененный. И поэтому он написал такую выдумку. Мой организм ведет себя нормально и обслуживает артистку Пьеху так, как полагается!

«Сыграла бы жену Наполеона»

Эдита Станиславовна, вы сыграли шпионку в фильме «Судьба резидента», а потом сами себя в фильме «Неисправимый лгун». В каком из них вам было интереснее сниматься и не хотели бы вы сыграть роль в современном кино?

- Это были опыты молодости. Попробовала себя - мне понравилось. Но когда стали предлагать и в третий, и в четвертый раз разведчиц, немножко это разочаровало. Я не готовила себя в киноактрисы. Но мне показалось, что я могла бы сыграть драматическую, серьезную роль, своим песням я драматически отношусь. Могла бы, например, быть какой-нибудь Жорж Санд.

- А если бы сейчас позвали?

- Актеров у нас много талантливых и невостребованных, так что я не собираюсь никому конкуренцию создавать и отбирать у них хлеб. Но драматическую я бы сыграла. Идеальной была бы роль жены Наполеона. Но она моложе была. Так что эта песенка уже спета.

«Рада любому подарку»

На день рождения, что вы хотите в подарок?

- Вашу улыбку на концерте!

- А вообще какие подарки любите?

- В моей семье в детстве не отмечали день рождения. Тяжелое было время. Мой первый день рождения мне устроили девочки в общежитии Ленинградского университета в 1955 году. Подарков не было, только скромный стол. Так что я умею радоваться даже самой малости. Раньше поклонники дарили игрушки, куклы. Сейчас щедрая публика задаривает цветами. Я их увожу машинами, минимум две-три, потом они стоят целую неделю вокруг моей дачи.

Какие поздравления запомнились больше всего?

- Я грешна перед самой собой, что не записывала ничего, надеялась на свою память. Но, увы, запомнилась маленькая толика всего хорошего, чем люди меня баловали. Но вот две крайности. Самый скромный подарок, которым меня удивили, - это самодельные прихватки. Их подарила одна артистка разговорного жанра в начале 60-х годов, Регина. Таких тогда в продаже не было, она их всю ночь шила. Сказала: «Пусть тебе в хозяйстве будет польза и ты никогда не будешь обжигать руки». Еще был подарок от какого-то человека, который как любитель занимался чеканкой. Он вышел на сцену и преподнес мне мой портрет. Не знал, как правильно сказать, и во всеуслышание заявил: «Эдита Станиславовна, я вас весь месяц чеканил». Люди так и легли от хохота. Эта чеканка у меня сохранилась. А самый шикарный подарок преподнесли нефтяники в Сургуте. Вынесли на сцену шубу из енота и накинули мне на плечи. Но это просто по случаю выступления. Вот такие крайности - прихватки, чеканка и дорогущая шуба.

ДОСЛОВНО

«Я фанат. Петербурга»

Ваш давний поклонник Станислав со спортивным вопросом. Грядет Олимпиада в Китае. Вы болельщица?

- Я доброжелательница. Когда «Зенит» победил, очень радовалась. Я не могу болеть, потому что слишком азартный человек: буду нервничать. Люблю со стороны узнать, как «Зенит», например, играл с «Амкаром». А смотреть - о-о-о, это не для меня. Желаю тем, кто будет в Китае бороться за Россию, только побед.

- То есть трансляцию смотреть не будете?

- У меня в доме живет домработница Верочка. Ей, кстати, на днях исполнилось 60 лет, она сорок лет в моем доме. И она страстная болельщица. Без газет и ТВ я знаю, кто с кем играет, кто победил, кто золото взял.

Юрий беспокоит. Вас можно назвать патриотом «Зенита»?

- Меня можно назвать патриотом города, который стал для меня судьбой. В этой программе будет звучать песня, специально по моей просьбе написанная поэтом Олегом Чупровым, - «Признание в любви». «Я как невеста с тобою помолвлена, всюду с тобой - наяву и во сне. Город веры, надежды, любви».

Здесь я состоялась как человек, как артистка, нашла свою судьбу. Александр Броневицкий помог мне себя увидеть, реализовать. Он дал мне руку и повел в мир, который был незнаком. Шахтерская среда - это маленький кинотеатр, где крутили в основном советские фильмы, это хор в школе - вот и вся культура. За все мое детство была один раз в оперном театре. А Ленинград щедро открыл для меня свои богатства, показал красоту.

СПРАВКА «КП»

Эдита Станиславовна Пьеха родилась 31 июля 1937 года во Франции, в 300 километрах от Парижа, в семье польских эмигрантов. В 1945 году с отчимом, матерью и младшим братом переехала в Польшу. С отличием окончила педагогический лицей и курсы русского языка в Гданьске. В 1955 году по путевке польского комсомола приехала в Ленинград. Училась на отделении психологии философского факультета Ленинградского университета, участвовала в студенческих концертах.

В новогоднюю ночь с 1955 на 1956 год по приглашению Александра Броневицкого выступила с вокальным ансамблем студентов Ленинградской консерватории с песенкой на польском языке «Красный автобус». Это триумфальное выступление стало началом большой карьеры. Была солисткой ансамбля «Дружба». Имеет множество наград на песенных конкурсах. Гастролировала по всему миру. Ее песни вошли в золотой фонд советской эстрады.

В 1969 году сыграла роль немецкой разведчицы в фильме «Судьба резидента». В 1972 году - саму себя в комедии «Неисправимый лгун», затем - роль французской шпионки в картине «Бриллианты для диктатуры пролетариата». Народная артистка России.

О ВНУКЕ

«Стас не женится, пока не встанет на ноги»

- А можно вопрос про вашего внука? Недавно прочел, что над вашей семьей проклятие и все мужчины боятся, что их дети вырастут без отцов.

- Я читала этот бред. И там еще написано: вероятность десять процентов. Глупости это. Стас ничего не боится. Просто он сейчас занят творчеством. Меня порадовала Александра Николаевна Пахмутова. Она позвонила мне недавно и говорит: «Спасибо Стасу, что он спел по моей просьбе «Тревожную молодость». Еще по случаю какого-то праздника он пел «Темную ночь» из репертуара Бернеса, «Чистые пруды» из репертуара Талькова. Он не ограничивается интересами только своих сверстников, а пытается напомнить, что и до него были хорошие исполнители. Мне нравится его увлеченность. И еще нравится, что он со мной согласен: мужчине создавать семью на пустом месте абсолютно нет смысла. Он сам говорит: пока я не встану на ноги и не смогу себе жилье приобрести, жениться не буду.

- То есть вы ему помогать не станете?

- Мне самой пора помогать. Я уже работаю меньше, чем раньше. Живу нормально, в достатке, но выручать не могу. Я доченьке помогала, когда она строила себе под Москвой небольшой дом, я тогда много работала. А Стас себе сам поможет. Он востребованный артист.

- Как вы относитесь к проектам типа «Фабрики звезд», в котором участвовал ваш внук Стас? И не собирается ли он пойти в какой-нибудь «Цирк со звездами»?

- Вот сейчас он меня порадовал тем, что Первый канал пригласил его в шоу «Звезды в воздухе». Хвастался, что летал на самолете уже два или три раза. И даже пике делал. А «Фабрика звезд»… Каждому времени свойственны свои проекты, свои сумасбродства, свои достижения. Раньше была программа «Алло, мы ищем таланты!», а сейчас - «Фабрика».

- А вы участвовали в подобных шоу?

- Я? Нет. Моим шоу был выход на сцену в новогоднюю ночь с 1955 на 1956 год. Публика хорошо приняла. Первые пластинки в 1956-м. Первые съемки. И все пошло.

Поделиться видео </>

Эдита Пьеха в гостях у "КП".

www.spb.kp.ru

Эдита Пьеха: Если Петр I прорубил окно в Европу, то я

Свое 70-летие и полвека жизни на эстраде Народная артистка СССР Эдита Пьеха намерена сделать праздником для своих почитателей.

"Где-то есть город - тихий, как сон"... Знакомые, близкие сердцу песенные строчки. Эдита Станиславовна признается, что все песни, которые она пела и поет, - любимые. И тем не менее думаю, что песня про город-сон - "Город детства" - самая сокровенная. Недаром ее сделал своим, что нынче называется хитом, внук Стас Пьеха. И хотя поет он ее по-своему, по-молодежному, но все равно с бабушкиными интонациями. Да и живет певица сейчас в доме, точь-в-точь похожем на дом своего детства. Он - в 30 километрах от Санкт-Петербурга. А тот, настоящий, был во французском шахтерском поселке Нуаэль-су-Ланс в 300 километрах от Парижа.

- Эдита Станиславовна, почему сиятельный Петербург вы предпочли обаятельному сельскому уединению?

- Оттого, что много приходилось выступать, устали уши. А они, как локаторы, ловят всякие раздражающие городские шумы. Дом этот 10 лет строила. Это не вилла, но очень уютное гнездышко. Свою обитель называю имением "Соловьиная роща". Здесь и соловьи заливаются, и всякие другие птички поют. Сосны шумят, сирень, яблони цветут. А охраняют имение пять моих любимых собак.

- Вокруг дома все зелено. А в самом доме тоже преобладает зеленый цвет. Вы к нему неравнодушны?

- Да. Он меня успокаивает после бурных гастрольных лет. Зеленый цвет "прописался" в моей жизни еще и потому, что шесть лет моей заочной учебы в Ленинградском университете поздние вечера просиживала в библиотеке под зеленым абажуром, где чувствовала уют. И самоутверждалась: я хотя и артистка, но не хуже очных студентов.

- А кто дал вам "зеленый свет" на эстраду?

- Ансамбль Александра Броневицкого, название которому я случайно дала сама, - "Дружба". Сан Саныч, будучи студентом Ленинградской консерватории, дирижировал хором польских студентов, куда я попала. Из него и вырос ансамбль. Состав у нас был интернациональный - выходцы из социалистических стран и Советского Союза. И вот однажды мы выступаем в Большом зале Ленинградской филармонии. Я - солистка. На мне маленькое черненькое платьице, перелицованное из мамочкиного. На ребятах - мешковатые костюмы хора рабочей молодежи. Конферансье обращается к нам: "Гаврики, как вас объявить?" Тишина. И вдруг я тихонько, с акцентом: "Объявите, пожалуйста, "Дружба". Слово-то не ново. Новой, раскрепощенной стала форма, в которой мы выступали. Броневицкий аранжировал мои песни, и они имели безошибочный адрес публике. А публика такого прежде не видела: на эстраду выходит не разукрашенная певица, а просто 18-летняя девчонка в простеньком свитере и юбчонке. Вот эта непохожесть ни на кого другого и сыграла со мной "коварную" шутку. Ведь из Польши в Ленинград я приехала, чтобы стать учительницей.

- Как?

- Да, да... Ведь я окончила педагогический лицей круглой отличницей. Нет, я не была зубрилкой - напротив, прогуливала уроки. Но учителя подпадали под мои чары и ставили мне "отлично". А когда они узнали, что я хочу штудировать психологию, дали мне все тот же "зеленый свет".

- Почему вдруг психологию?

- А как же учительнице общаться с детишками? Ведь к каждому нужно найти свой ключик. Меня саму никто не воспитывал. Когда во время войны умер мой папа, а потом брат, маме было не до моего воспитания. Поэтому я сама начала себя спасать, начала в себе копаться. Это и потянуло меня в психологию. Благодаря ей я не заразилась "звездной болезнью". Понимала: я существую благодаря тому, что люди меня приняли.

- Да как же при таком сокрушительном успехе не подцепить "звездную болезнь"?

- Просто однажды открыла такую истину: артист - это не права, а обязанности. Я должна отработать тот талант, который мне свыше подарен. Я ничего не должна требовать, даже личной жизни - должна принадлежать только зрителям. Я - частичка людей, которые меня признали.

- Вы - не человек модных нынче тусовок. Почему? Ведь в вашем, извините, возрасте это необходимо, чтобы о вас помнили?

- Мне абсолютно не присуще врать. А улыбаться ради того, чтобы улыбаться?.. Вот когда я на сцене - это мой долг: улыбаться, даже если мне невмоготу.

- Что для вас песня? Она должна развлекать или, по-Станиславскому, еще и поучать?

- В песне надо сыграть мини-спектакль. Исполнитель должен не просто показывать свои голосовые данные. Должен глубоко вникнуть в ее суть и вынести публике, как образ, действие. Нужно жить на сцене, чтобы этой жизнью проникся и зритель.

- Вы первой из наших эстрадных певцов взяли микрофон со стойки и начали разговаривать со зрителем. Как это вам пришло в голову?

- Это не от головы. Просто стоять на сцене мне было тесно. Вот я и взяла микрофон и спустилась в зал. Я стала одеваться не так, как одевались до меня, - с помощью Славы Зайцева на мне появились соответствовавшие моим песням летящие платья. Не побоюсь наглого сравнения: если Петр I прорубил окно в Европу, то я - в европейскую эстраду.

- Кто помогал это окно рубить?

- Василий Палыч Соловьев-Седой, например. Он "отстирал" меня от грязных ругательств наподобие такого: "Эта пошлая певичка, которую нужно выстирать по самое декольте". Правда, спустя несколько лет этот критик извинился передо мной и публично опроверг себя. А тогда на мою защиту встал Василий Палыч, который написал: "Появилась эстрадная исполнительница, которая живет на сцене, только ей свойственным способом воспринимая мир, и об этом поет". Соловьева-Седого подхватил Дмитрий Кабалевский.

- А кто еще из мэтров эстрады тех лет вдохновлял?

- Ну, конечно, Клавдия Ивановна Шульженко! Я у нее спрашивала: "Клавдия Ивановна, как у вас получается, что ваши руки поют?" А она удивленно отвечала: "Деточка, если сердце поет, то и руки запоют". Вот это самое главное и простое Шульженко мне и подсказала. Все от сердца, от души должно идти. А сейчас все в ноги ушло.

- На нашей эстраде вы были первой во многом. Первой выступали во французском зале "Олимпия", американском "Карнеги-холл". Вы - лидер по природе?

- В лицее я была очень хорошим спринтером. Мне нравилось вырываться вперед. В "Олимпии" весь концерт провела на французском. И хотя я 9 лет прожила во Франции, мой язык был на уровне начальных классов. Мне просто написали текст, и я, как обезьянка, его произносила. И все же все газеты написали про мой изысканный французский.

- "Карнеги-холл", "Олимпия" - и оленеводы Чукотки, Афганистан, чернобыльская зона... Как сочетались у вас эти несовместимые маршруты?

- Везде же люди... Оленеводы Чукотки - незабываемо! Они нас по тундре без снега прокатили! Это необыкновенное гостеприимство чумов! А строганину до сих пор вспоминаю, предпочитая в еде свежую красную рыбку. Очень много довелось гастролировать по Латинской Америке. Пять раз приезжала на Кубу, где вместо цветов мне дарили кусочки хлеба.

В Афганистане была первой из наших артистов до ввода советских войск. На пушту произносила приветственную речь перед президентом Тараки, за что прилюдно - немыслимо для мусульманских обычаев - была расцелована им в лоб. Еще раз приехать в Афганистан мне довелось в 1983 году, когда там уже были наши войска. Перелетали на самолетах вместе с ранеными, умирающими. Это было страшно. В Кандагаре на наших глазах подстрелили наш вертолет. Летчики сделали все, чтобы машина не рухнула на территорию гарнизона. Троим удалось спастись, четверо погибли. Это произошло почти так, как в моей песне "Огромное небо". Вечером на концерте командир подходит ко мне и просит: "Эдита Станиславовна, спойте "Огромное небо". Я говорю: "Не могу. Я все видела своими глазами". А он мне: "Я приказываю. Вы - на войне". Тогда я попросила коньяка, чтобы успокоиться. Спеть так, как тогда, я больше никогда не смогла. В зале воцарилась мертвая тишина. Потом все встали и молча почтили память всех погибших.

- Эдита Станиславовна, давайте от печали к радости - к вашему предстоящему юбилею. Ведь вы опять же первой из наших эстрадных певцов устроили свой первый юбилейный концерт.

- Да. Это было 25-летие моей жизни на сцене. Я тогда уже без "Дружбы" выступала, у меня был свой коллектив. Когда я заявила о своей идее в Ленконцерте, все страшно перепугались и отправили меня на "допрос" в горком партии. Там мне популярно объяснили, что юбилеев достойны только деятели классического жанра. А тут какая-то эстрада! Я подумала-подумала и придумала такое название своему концерту: "Творческий отчет Эдиты Пьехи перед трудящимися Ленинграда за 25 лет выступлений на сцене". Этакую афишку мне никто запретить не смог, и концерт состоялся в "Октябрьском". Когда исполнилось 40 лет моего творчества, я отважилась и дала концерт на Дворцовой площади. Надеюсь, и нынешний юбилей отмечу на Дворцовой. Надеюсь. Вообще надежда - понятие, ведущее меня по жизни. Как, конечно же, вера и любовь.

- Что для вас любовь?

- Это прежде всего почитание моей публики. Любовь двоих для меня - особая статья. Я не была удостоена счастья встретить человека, с которым у меня состоялась настоящая любовь.

- А как же ваши отношения с Александром Броневицким?

- Это была любовь, лишь позже мною осознанная. Когда я попала в "Дружбу", он для меня, простой шахтерской девчонки, был идолом. То, что мы действительно были влюблены друг в друга, я не чувствовала. Мне было не до этого - у меня уже стали вырастать крылья артистки. А Сан Саныч себя принизил, не мог свою любовь поднять выше той, что мне дарила публика. Когда я его спрашивала: почему ты мне в дни рождения цветов не даришь? - он отвечал: зачем? Зрители же тебе дарят столько цветов! А еще, знаете, как мы грустно поженились? Мое свадебное платье было черное - то самое, концертное, мамочкино, перелицованное. Пришли в какой-то жуткий кабинет в райисполкоме. На стене торчал гвоздь - только что сняли портрет Сталина. Потом скромненько поужинали с друзьями Сан Саныча. И все. Всю брачную ночь я проревела на кухне...

- Самое время вспомнить вашу песню "Семейный альбом" и в этот альбом заглянуть.

- Я не примерная мама и не примерная бабушка. Хотя на Стаса имею больше прав, чем Илона. Он с трех до семи лет ездил со мной по гастролям, и я хоть как-то могла за ним присмотреть. А Илонка заканчивала институт, разошлась с отцом Стаса, родила дочь от второго брака Эрику.

- Сейчас, наверное, у вас больше времени за ним присматривать? Вы вторгаетесь в его сценическую жизнь?

- Советы даю, но ненавязчиво. Например, объясняю, что сцена - это не то место, где можно появляться в рваных джинсах. Он отвечает так: "Я тебе ни разу в рваных джинсах на глаза появляться не буду. Но для своей публики надену. Ты не против?"

- Извините за бестактность, а не использовала ли бабушка свою фамилию для проталкивания внука?

- Ничего похожего. Стас все делал собственным трудом. Пошел на "Фабрику звезд", и никто об этом не знал. Так же, как Илонка поступила в театральное, не сказав мне об этом.

- Вы не боитесь, что он переплюнет вашу популярность? Не боитесь стать просто бабушкой Стаса Пьехи?

- Хотела бы стать прабабушкой.

- Вот мы с вами все про Стаса и Илону. А внучке Эрике не обидно, что ее не видно-не слышно?

- Нет. Она очень гордится нашей семьей. И говорит так: "Я не кичусь тем, что моя бабушка - Эдита Пьеха, а мой брат- Стас Пьеха. Я - Эрика Быстрова и подаю надежды стать хорошим архитектором".

- Какое главное ваше семейное качество?

- У нас нет звездности.

- Но ведь почти уже десять лет на "Площади звезд" в Москве горит ваша звезда.

- Я с уважением отношусь к тем, кто это придумал. А вообще это не мое. Ведь звезды холодные. А я хочу быть теплым солнышком.

- Любовь к живности - у вас тоже семейное? Вот и у Илоны в загородном доме и собачки, и даже хряк обитают?

- О свинке Илонка мечтала с детства. А тут вот вычитала, что в Беларуси есть ферма, где выращивают карликовых свинюшек. Приобретенный карлик вырос в дородистого хряка, которого зовут Пумба. У него даже свой дом есть.

- С Беларусью, конечно, вашу семью связывают не только хрюшки. Ведь, наверное, не только ради Пумбы Илона фестивали "Славянский базар" ведет?

- Я участвовала в одном из первых "Славянских базаров" в Витебске, которые в те времена были фестивалями польско-белорусской дружбы. Для меня белорусы - как связующее звено между поляками и русскими. Я ездила к маме в Польшу на каникулы всегда через Беларусь. И оказавшись там, ощущала: вот я уже одной ногой дома. В этом году на "Славянском базаре" будет мой юбилейный бенефис. В Беларуси очень много моих почитателей и чисто подсознательно мне белорусы очень близки.

- А корни фамилии вашего бывшего супруга - тоже, кажется, белорусские?

- Да, да. Александр Семенович, папа Сан Саныча, полковник в отставке, был полубелорусом, полуполяком. Все Броневицкие были выходцами из Слуцка. Настоящая фамилия звучала как Бороневицкие. Три старших брата Александра Семеновича ушли в моряки и их фамилию переделали.

- Эдита Станиславовна, вопрос на закуску. Рецепт вашей неповторимой красоты, изысканности и молодости. Признайтесь, красота - это от бога или труд?

- Я училась быть красивой. Однажды на гастролях встретилась с опереточной актрисой. Ей было 60, а мне 22. И я у нее спросила: "Любовь Михайловна, а что делать, чтобы быть такой красивой, как вы". "Деточка, - ответила она, - это труд, труд и еще раз труд".

- Вы можете себе позволить выйти в магазин, не подкрасившись?

- Нет. Глазки обязательно чуть-чуть подведу, подпудрюсь немножко. Ведь и в магазине я - человек публичный. Вот если иду туда, где меня никто не увидит, тогда сделаю себе поблажку. Правда, был у меня один поучительный случай. Мы были на гастролях в Пермской области, жили в гостинице на окраине Соликамска, рядом с деревней. Утром я вставала, умывалась, натягивала куртку с капюшоном и вперед - через деревню в лес. На второй день смотрю: у заборов бабушки смотрят подозрительно, мол, какая-то тетка чужая. На третий день вышли на дорогу: "Послушай, тут Марфа сказала, что ты - артистка. Правда?" - "Да ошиблась ваша Марфа". И пошла себе дальше. На следующий день выхожу - уже вся деревня на дороге стоит. "Слышь, ты, что ты врешь? Что намалевана, что не намалевана, все равно Пьеха!"

rg.ru

Выборы-2016. Странности эсеров...А теперь эсерка Пьеха в микрофон..на-------т для смеха!

Партия «Справедливая Россия», видимо, всерьёз решила завоевать звание самой странной партии нынешней избирательной кампании. По крайней мере, пока ей это удаётся.

МОЖЕТ РОДСТВЕННИЦА САВИНКОВА? КОБЫЛИЦА БЛЕДНАЯ????

Помимо выборов в Госдуму эсеры также участвуют в борьбе за места в региональных и городских законодательных собраниях. Так, на выборах в заксобрание Нижегородской области от СР по одномандатному округу №15 (городские округа Первомайск и Саров и Дивеевский район Нижегородской области) идёт народная артистка СССР Эдита Пьеха. Такое решение приняло вчера, 6 июля, региональное отделение партии.

По данным «Интерфакса», Пьеха не впервые представляет СР в Нижегородской области. В прошлом году она вместе с народной артисткой России Екатериной Шавриной входила в список партии на выборах в гордуму Нижнего Новгорода — эсеры тогда получили три мандата.

Вообще странно, что Эдиту Станиславовну эсеры так упорно "двигают" в Нижнем, а не в Санкт-Петербурге или Ленинградской области (у певицы свой дом в посёлке недалеко от северной столицы). Тем более что нынешний список СР на выборах в заксобрание Санкт-Петербурга вызывает вопросы не только у экспертов, но даже у самих партийцев. Возглавит его лидер партии, что предсказуемо. Однако вместе с Сергеем Мироновым в первую пятёрку вошли в том числе его племянница и муниципальный депутат Надежда Тихонова, а также юрист Юлия Логунова — о ней в партии до этого вообще никто не слышал. Как призналась Логунова, она близко знакома и с Мироновым, и с его племянницей. Видимо, поэтому и попала в список.

Ещё одна странная фигура у СР в Питере — бизнесмен, владелец холдинга "ЗЕФС" Максим Долгополов. Помимо его сомнительной репутации вопросы вызывает и частая смена партий: в 2011-м он баллотировался в городское заксобрание от ЕР, потом был членом "Правого дела" и ЛДПР, где даже возглавил городское отделение партии, и теперь вот оказался эсером. Также пришёл в СР и другой лидер питерских жириновцев — Денис Волчек.

В общем, к кандидатам от СР вопросов немало — что на федеральном уровне, что в регионах. Перебежчики, "тёмные лошадки", особо приближённые к лидеру партии лица, "варяги" из других регионов. Конечно, всё это есть практически в любой партии, но не в такой концентрации, как в СР. И оттого ещё более интересно, какой стратегии партия будет придерживаться во время агитации и смогут ли пробиться в Госдуму: сейчас, судя по результатам исследований, они до 5% недотягивают.

Политолог, профессор кафедры социально-гуманитарных наук ВШЭ-Нижний Новгород Сергей Кочеров считает, что Пьеха идёт на выборы от СР из-за денег:

Смысл выдвижения известной певицы на выборы понятен — это обоюдный интерес. Партия хочет показать избирателю, что Эдита Станиславовна, человек популярный, поддерживает "Справедливую Россию" и руководителя регионального отделения партии Александра Бочкарёва. Эдите Пьехе интересно участие в выборах только с финансовой точки зрения. Понятно, что для певицы, чьи годы в искусстве далеко позади, возможность получить солидное материальное подкрепление очень важна. Особенно если учитывать тот факт, что наше государство не особо хорошо заботится об артистах, чья слава уже прошла. Хочется пожелать ей здоровья, которое ей сильно понадобится в политической борьбе. Я не осуждаю её за то, что она поддерживает партию, которая наиболее близка ей в финансовом плане.

Доцент кафедры общественных связей и медиаполитики Института государственной службы и управления (ИГСУ) РАНХиГС Вера Захарова рассматривает ситуацию с учётом имеющегося раскола в рядах эсеров:

В последнее время в партии "Справедливая Россия" произошёл большой раскол. Ряд лидеров покинули эту партию и в настоящий момент тот список лиц, который выдвинула партия, был малоизвестный. <...> Эдита Пьеха — одна из известнейших людей в стране, выдвигая её, партия доверяет ей и возлагает на неё большие надежды. Она медийное лицо, она всегда имеет свою точку зрения и не боится её высказывать.<...> Хватит ли сил у Эдиты Станиславовны заниматься одновременно творчеством и политикой, сказать сложно.

Политолог, член Российской ассоциации политической науки (РАПН), руководитель исследовательского комитета РАПН "Политическая регионалистика", председатель Нижегородского отделения РАПН Андрей Дахин рассуждает об отношениях лидера нижегородских эсеров и Пьехи:

Александр Бочкарёв в региональной политике около десяти лет. Свою политическую карьеру он начинал с "Партии пенсионеров", с тех пор он взаимодействует в выборных процессах с Эдитой Пьехой. Она является постоянным участником его агитационной кампании. Инерция этих отношений сохранилась. Политтехнологическая конструкция привязывания к действующим политикам "небожителей", коей является Эдита Пьеха, тоже сохранилась. Эта традиция удобна Бочкарёву и везде, где возможно перед выборами, он подвязывает советскую диву Эдиту Пьеху к агитации. Певица не всегда формирует свои контакты сама, за неё работает менеджер, который связан с Бочкарёвым. Менеджеру выгодно, чтобы Эдита Станиславовна сделала такой шаг, поддержала партию, выдвинула свою кандидатуру, в свою очередь певица слушает своего директора и представляет интересы "Справедливой России" на выборах.

Ну, как-то так.

3d-shka.livejournal.com

«Ты еще с ума сходить не перестал? Ищи!» / Бульвар

Ищите женщину!

Часть II

Часть II (Продолжение. Начало в № 50) «РОМАН С ГАГАРИНЫМ? Я ДАЖЕ МЫСЛИ ТАКОЙ НЕ ДОПУСКАЛА — ЭТО ЖЕ КОС-МО-НАВТ!»— Задам вам прямой вопрос и на такой же надеюсь ответ. Из авторитетных источников мне известно, что у вас был роман с Гагариным — это правда?

— (Эмоционально). Дима, вы что, смеетесь? Единственно, мне посчастливилось побывать, так сказать, ношей на его плечах.

...Под Москвой есть дом отдыха «Переделкино», и там по линии ЦК комсомола на какой-то из праздников собрали всех космонавтов — еще бы, герои! Мы в волейбол играли: они — с одной стороны, артисты — с другой, и в один из моментов я рванула к мячу и здорово подвернула ногу. Упала, слезы... Гагарин ко мне подбежал: «Я проведу вас», а я наступить не могу. Короче, схватил он меня, как мешок, закинул на спину и донес до медпункта, где мне сделали перевязку и заморозили растяжение, ну, ну а пока нес, корреспондент газеты «Правда» Юрий Воронов сделал снимок, который обошел очень много изданий. Помню, кто-то из журналистов язвительно спросил: «Как же он вас нес на плече? Гагарин же маленький». — «Он, — ответила я, — космонавт!».

Кстати, до этого у нас уже была встреча в гостинице «Юность», которая считалась тогда самой модной. Мы довольно часто там выступали, и в зале обязательно присутствовали космонавты. После одного из концертов (в нем и Клавдия Ивановна пела — еще жива была) организовали какие-то посиделки, и вдруг меня спрашивают: «Вы любите бильярд?». Я развела руками: «Не знаю, с какой стороны к нему подойти». — «Да? А Гагарин хочет с вами сыграть партию». — «Вы что? — засмеялась. — Я ж не умею».

Все-таки уговорили меня: «Давайте попробуем. Это просто: берете кий, толкаете шар — и все». Юра так ловко мне подыграл, что получилось, будто я его победила.

— Гагарин, однако, вам нравился? Не сожалели, что ничего с ним не произошло?

— Я даже мысли такой не допускала — ну что вы! Это же кос-мо-навт — понимаете? Недосягаемый человек! Он для меня был такой же иконой, как те, на которые я, верующая, молилась...

Фото Александра ЛАЗАРЕНКО

— Еще мне рассказывали, что на гастролях в Каннах среди ночи к вам в номер с криком: «А ну, где тут прячется Магомаев?!» — ворвался вдруг... Броневицкий, чудом получивший визу во Францию. Так все и было?

— (Смеется). С маленькими нюансами. Нас пригласили на международную ярмарку фирм грамзаписи, где вручали призы обладателям рекордных тиражей.

— От Союза были вы и Муслим Магомедович?

— Да, два исполнителя, у которых вышел не один миллион пластинок.

— Почему же супруг искал у вас Магомаева?

— Объясняю. Фирма «Мелодия» решила, что во Францию я могу поехать одна (хотя мне надо было там петь!), и визу на Броневицкого не оформили. Выяснив, в чем причина, я настояла, чтобы пусть и задним числом, но ситуацию как-то исправили — в результате Сан Саныч опоздал лишь на день или на два. Мой номер на пятом этаже находился, стена гладкая, но рядом проходил коридор, форточка была открыта...

— ...и ваш ревнивый муж полез по отвесной стене?

— Расстояние там небольшое, ему как-то удалось зацепиться, открыть форточку, но этого я не слышала. Проснулась от того, что рядом кто-то тяжело дышит, — открыла глаза, а это Броневицкий: «Где Магомаев?». Я возмутилась: «Ты еще с ума сходить не перестал? Ищи!». Сначала Шура не верил, что Муслима в моем номере нет, но, убедившись, что я чиста, успокоился. Да, таких ситуаций было немало!

— Открою вам небольшой секрет: об этом случае я и с Муслимом Магомедовичем говорил...

— И что же он вам рассказывал?

— Утверждал, что на вашей территории быть не мог, но благодаря знакомой телефонистке часто вел с вами долгие телефонные переговоры...

— Точно, была у меня телефонистка-поклонница, а Магомаев... Что вам сказать... Как-то в Харькове (еще до того, как я лед назвала неправильно) наши гастроли совпали: он в Опере пел, мы — в зале каком-то, но жили в одном номере...

— В одной, вы хотели сказать, гостинице?

— Да, ну, конечно, — видите, как можно оговориться? Не знаю, откуда у нас театральные костюмы взялись, — может, за кулисами их нашли... Сан Саныч, короче, мундир Наполеона надел, Муслим облачился в сюртук и причесался под Гитлера, а мне дали какой-то кафтан. Броневицкий тут же срежиссировал сцену: я прилегла, надо мной встал раздавленный «Наполеон» и рядом — торжествующий «Гитлер». Кто-то нас сфотографировал, и получился снимок, который назвали «Поверженная Франция» (фантазия у них была безграничная). После этого мы с Магомаевым подружились.

Помню, приезжаем с Шурой в Баку, и Муслим выходит на сцену с розами, а следом Бюль-Бюль-оглы...

«Я поняла, что любить и быть любимой мне просто не написано на роду. Мое счастье на сцене!»

— ...с еще большими розами?

— Нет-нет, он фиалки дарил, поскольку всегда старался подчеркнуть свою скромность — у них соперничество какое-то было. Ну а моя знакомая телефонистка, замечательная Анна Иннокентьевна, время от времени звонила мне и спрашивала: «С кем вас соединить?» — и чьи номера телефонов знала, тех и набирала. Раз я, не помню уже почему, с Муслимом поговорила, в другой раз — еще с кем-то.

— Ей, видимо, интересно было это послушать...

— Может, и так, но никакого романа у нас с Магомаевым не было.

— Тем не менее сватов, как вы утверждали в одном интервью, он присылал?

— Муслим это отрицает, хотя что тут такого?

«ВДРУГ В ДВЕРЬ СТУЧАТ ТРИ АЗЕРБАЙДЖАНЦА И С ПОРОГА: «МУСЛИМ МАГОМЕДОВИЧ ПРОСИТ ВАШЕЙ РУКИ». — «ВЫ ЧТО, — ГОВОРЮ, — СМЕЕТЕСЬ? Я ЖЕ ЗАМУЖНЯЯ ЖЕНЩИНА» — Он мне сказал: «Какие сваты — мы что, в ауле живем? Если бы я захотел что-то ей предложить, лично сказал бы: «Дита, выходи за меня замуж»...

— В тот день в гостинице «Россия» отмечали его 30-летие и по такому случаю закатили шикарный банкет. В Муслима же все были влюблены: Светлана Моргунова, жена Роберта Рождественского Алла... Употреблять алкоголь я не могла, а там — так получилось! — мне водку дали. Несколько глотков сделала, чувствую: нехорошо — спазмы сосудов, и убежала к себе в номер. Вдруг в дверь стучат три молодых азербайджанца и с порога: «Муслим Магомедович просит вашей руки». Господи, мне так плохо... «Вы что, — говорю, — смеетесь? Я же замужняя женщина. Вон там мой муж сидит, обращайтесь к нему». — «Нет, он у вас просил»...

Мне было смешно нашу пьяную дискуссию вспоминать, и я это рассказывала как комический случай. Может, это была самодеятельность его друзей и Муслим ничего не знал... У него было очень много поклонников — и среди мальчиков, и среди красивых женщин, — но он искал свою судьбу и встретил: жаль только, поздно. Тамара — прекрасная женщина...

— Вашим вторым мужем стал курировавший Ленконцерт полковник КГБ Геннадий Шестаков...

— Это неправда, он всего лейтенантом был — старшим оперативным работником.

— Вы где-то сказали: «Водку он любил больше, чем меня» — это так?

— Такая уж у него судьба. Начинал как легкоатлет, бегун на средние дистанции, был чемпионом Хабаровского края, бил все рекорды, но наступил момент, когда из спорта пришлось уйти по возрасту, а дальше уже не заладилось. После армии его в КГБ направили, поскольку человек он физически развитый...

В свое время питерский мэр Анатолий Собчак присвоил Пьехе звание «Королева Санкт-Петербурга», а в прошлом году к 70-летию Эдита Станиславовна получила от Владимира Путина орден «За заслуги перед Отечеством» III степени

— ...а в органах Шестаков далеко не пошел...

— Там его научили пить, и он заливал свое горе: раньше был чемпионом, а стал никем. От природы он был очень смекалистым и неглупым, и водка, конечно, ему мешала. Я что есть сил лепила из него своего помощника, помогла ему поступить в театральный... Он заочно окончил экономический факультет и мог бы найти себе дело, но зеленый змий оказался, увы, сильнее.

— С вашим третьим мужем Владимиром Поляковым я познакомился, когда лет 13 назад брал у вас интервью. Исключительно словоохотливый человек, живчик, он уверял меня, что работал с самим Ельциным...

— Царствие ему небесное!..

— Ельцину?

— Нет, Володе.

— Как, разве он умер?

— (Вздыхает). Почему-то все мужья мои умирают..

Я, Дима, не могу простить, что он был лгуном, выдумщиком таким, что дальше некуда, и я, как это часто бывает, узнала об этом последней. Он покупал для меня песни, которые не сочинял...

— ...а говорил, что пишет их сам?

— Ну да... Когда все это собралось воедино, я сказала ему: «До свидания!».

— Но вы влюбились в него или замуж пошли потому, что хотелось опять опереться на мужское плечо?

— (Горько). Я опять себе все придумала. Он же целый спектакль устроил: год с лишним в любом городе СНГ мне на сцену от него выносили цветы. Понимаете, какой ход?

— Недешевое удовольствие!..

— ...но Поляков не за свой счет это делал — умел. Устраивая банкеты, например, приглашал людей, которые за все платили.

— Талантливым был по-своему...

— По-советски... В том плане, что ухитрялся выставлять и жить за чужой счет. Бог мой, как я могла попасться на эту удочку?

— Складывается впечатление, что, сменив несколько мужей, вы женского счастья так и не обрели...

— Мое счастье — на сцене, а значит, нельзя быть жадной и требовать от судьбы все сразу. Я поняла просто, что любить и быть любимой мне, как и моей маме, не написано на роду.

Несравненную Клавдию Шульженко Эдита Пьеха боготворила всю жизнь. «Если сердце поет, все запоет», — часто повторяла Клавдия Ивановна

— Помню в вашем исполнении потрясающую песню «На тебе сошелся клином белый свет»... На ком в результате он сошелся для вас?

— У меня еще такая была песня: «А ты любви моей не понял, и напрасно, и напрасно...». (Вздыхает). Каждому человеку полагается своя доля удачи — все сразу иметь невозможно. Осознав, как промахнулась, поверив в товарища Полякова (я же сама себе в лицо плюнула!), сказала: «Все! Только сцена и ничего больше!».

— Вы немножко наивная — правда?

— Не то чтобы наивная — доверчивая! Нельзя же, в конце концов, никому не верить...

— Он сладко «пел», говорил, что любит вас едва ли не всю свою жизнь...

— Были не только слова... Поляков утверждал, что он музыкант, хотя на самом деле чуть-чуть учился в музыкальной школе, на клавишах что-то перебирал — а я и поверила. Любовь слепа! Искала опору, которой так и не стал папа... Отец лишь один раз меня защитил: когда мне было четыре года и меня хотели незаслуженно наказать, заступился. Я чувствовала себя такой беззащитной и, когда увидела цветы, песни, которые Поляков якобы мне сочинял, подумала: «Наконец-то! Ровесник, да еще и на сцену не рвущийся, — вот кто мне поможет!». Рано радовалась — вскоре он повадился туда выходить. Я и не раскусила, что это самовлюбленность, желание везде быть при Пьехе.

— Я вспоминаю фильмы с вашим участием: «Судьба резидента», «Неисправимый лгун», «Бриллианты для диктатуры пролетариата» — у вас могла сложиться неплохая кинокарьера...— Я все-таки больше любила петь и верила, что это мое призвание... Мне, кстати, предлагали драматическую роль в ленинградском Александринском театре — в спектакле «Варшавская мелодия».

— Гелю вы бы могли сыграть хорошо!

— Видимо, да, но я отказалась, и сейчас думаю, что напрасно. Игорь Олегович Горбачев, худрук, говорил: «Я в вас верю», но у меня был один ответ: «Боюсь, не смогу...». Просто в моем голосе посыла в зал нет — я привыкла использовать микрофон.

«В ЧЕМ ДЕЛО?» — СПРАШИВАЮ МУЗЫКАНТОВ. «ЭДИТА СТАНИСЛАВОВНА, У НАС НЕПРИЯТНОСТИ, И БОЛЬШИЕ» — В Советском Союзе почетного звания народного артиста СССР удостоились на эстраде считанные исполнители: Утесов, Шульженко, Кобзон, Богатиков, Пугачева, Ротару и вы... Как вы узнали о присвоении?

— Мне же, представьте себе, дважды отказывали. Все думали, что уж по случаю 50-летия непременно дадут, но меня опять обошли, и это стало последней каплей... Я знала, что ничего не получу, — от Льва Николаевича Зайкова, бывшего мэра города, потом первого секретаря Ленинградского обкома партии, а впоследствии секретаря ЦК и члена Политбюро. Он попросил навестить его в канун моего юбилея и произнес: «Я в курсе, вы ждете звания народной артистки Советского Союза. Мы этого тоже хотим, но в обкоме есть человек, который вас очень не любит».

«Осознав, как я промахнулась, поверив в товарища Полякова, сказала себе: «Все! Только сцена и ничего больше!». С третьим мужем Владимиром Поляковым

— Кто?

— Дай Бог памяти — как-то на «л»... А, Лопатников! Он сказал: «Костьми лягу, но звания она не получит. Иностранка, которая внедрилась на нашу эстраду, не имеет права его носить». В общем, я была уже подготовленная к тому, что мне народной Союза не быть, а через месяц, когда отмечала двойной юбилей: 50-летие по паспорту и 30 лет на эстраде, — о том, что звание мне зарубили, узнали все.

Обычно указ о его присвоении оглашали в концертном зале — еще до того, как опубликовать в прессе. Вместо этого на сцену вышла моя почитательница из Житомира Валентина Чмут (бывшая врач, а сейчас уже пенсионерка) и прочитала очень грустные стихи: типа, как жаль, что одним росчерком пера решаются судьбы... Закончила она словами: «Именем советского народа мы вам присваиваем звание народной артистки СССР», и весь трехтысячный зал встал! Естественно, молва об этом облетела страну.

Обиду я проглотила и продолжала работать, гастролировать... 12 октября 88-го года у меня был заключительный концерт для наших летчиков в Венгрии, где-то под Будапештом. Приезжаю туда на машине, выхожу и вижу огромный щит, на котором написано: «Народная артистка Советского Союза Эдита Пьеха». У меня сердце сжалось...

— Представляю!

— «А где командир? — спрашиваю. — Пожалуйста, уберите этот плакат. Я народная артистка РСФСР, но не Союза. Почему? Давайте об этом не будем»... Он стал меня успокаивать: «Эдита Станиславовна, да плюньте! Для нас вы давно народная артистка СССР. Не дали чиновники — а мы их ошибку сегодня исправили».

После каждого концерта между тем устраивались посиделки, где ребята позволяли себе расслабиться. Тогда я еще могла немного сухого вина выпить — спазмы сосудов от алкоголя появились попозже (ангел сказал: «Не надо!».). В общем, легла я спать, и снится мне первомайская демонстрация: у меня в руках транспарант, а на нем что-то хорошее обо мне написано (правда, вспомнить слова не могла).

Вдруг просыпаюсь от жуткого грохота в дверь — вежливо входят мои музыканты, и такие лица у них странные... «В чем дело?» — спрашиваю. «Эдита Станиславовна, у нас неприятности, и большие. По радио только что передали...». Я подскочила: «Что? Что случилось?». — «Давайте-ка лучше сядем. Проснулись?». — «Да не томите же!». Тут Игорь Антипов — моя правая рука, первый помощник, ставит на стол бутылку вина, ребята достают бокалы... «Эдита Станиславовна, по радио передали, что вам присвоено звание народной артистки Советского Союза». И хором: «Пьем!». Это было 13 октября...

Когда возвращались из Венгрии — слушайте, нас надо было из поезда вынимать. На всех станциях вносили канистры с вином, поздравляли. Солдаты, офицеры — вся группа войск за меня радовалась. Не в моей натуре (такого в крови нет!) возить с собой кинокамеру, поэтому никто этого не снял, а жаль... Приезжаем на Витебский вокзал и видим перрон, запруженный транспарантами, — сбылся сон! Я еле к машине протиснулась...

Когда-то любимая овчарка Джулия раздробила Эдите Станиславовнеколено. «Я два года сидела в железных оковах, стала есть все подряд, но, несмотря ни на что, надеюсь еще немного поиграть в Пьеху»

— Счастье — правда?

— В такие минуты и понимаешь, что стоит жить, что настоящее трудно дается. Да, пусть не с первого раза, но высочайшее звание я получила, а стало это возможно еще и благодаря тому, что моего недоброжелателя сменили... Помню, звонок из обкома партии — приглашает секретарь по идеологии. «Кто, Лопатников?» — спрашиваю. «Нет, Дегтярев». — «А по какой причине желает меня видеть?». — «Хочет побеседовать по душам».

Приехала, меня провели в кабинет... Он улыбается: «Я тоже философский факультет университета оканчивал. Вы, правда, учились заочно и чуть позже, потому что младше». Потом Дегтярев спросил: «Скажите честно, это вы организовали себе звание народной артистки Советского Союза?». Меня это так поразило: «Я? Как? Мне же дважды отказывали!». Он предложил: «Не хотите пройти в комнату, где мы получаем почту?». Я удивилась: «Там что, есть для меня конвертики?». Оказалось, не конвертики — мешки писем со всех концов Союза, и в каждом: «Почему вы обидели Пьеху? Она народная артистка СССР!».

— Фантастика!

— Дегтярев обвел бумажные залежи рукой: «На эти обращения мы не могли не отреагировать, но как вы их подготовили?». — «На чем мне поклясться, что не имею к ним ни малейшего отношения? (Перекрестилась). Вы-то неверующий, но я католичка. В прошлом году огромный зал узнал, что в звании мне отказано, а дальше — сарафанное радио. На сцене я 31 год, и в каждом городе есть люди, которые меня любят, — вот и все!». Он поднял вверх руки: «Вы меня убедили, спасибо, а то закралось, понимаешь, сомнение...».

«КАК ОКАЗАЛОСЬ, ФРАЗА ПУГАЧЕВОЙ ПРОРОЧЕСКАЯ: Я ДЕЙСТВИТЕЛЬНО УЖЕ ПОЧТИ ВЕЧНАЯ» — В прошлом году вы широко, с размахом отметили 70-летие. Почему в отличие от подавляющего большинства женщин скрывать свой возраст не считаете нужным?

— Скрывать? А зачем? Лет с 30-ти я получала записки: «Вы ровесница моей мамы, которой исполнилось 40, — меня еще в детский сад не водили, а вы уже были известной артисткой». Однажды в ответ у меня вырвалось: «Вы поздно пошли в детский сад, а я рано начала выступать». С тех пор своих лет не скрываю.

— Иосиф Давыдович Кобзон специально прилетел в Санкт-Петербург, чтобы вас поздравить...

— ...он молодец!..

— ...но почему же не приехала и даже не позвонила Алла Борисовна Пугачева? Может, у вас какой-то конфликт произошел?

— Нет... Нет! У нее была очень хорошая мама, я гостила у них дома... Знаете, причину я привыкла искать в себе. «Может, — подумала, — надо было послать персональное приглашение?», но я никого не звала — иначе считала бы, что напросилась. Кто, в конце концов, хотел, тот и приехал: Иосиф, Вахтанг Кикабидзе, Рогожин Сергей, Хиль был со всей семьей, Тамара Гвердцители — всех и не перечислишь.

— Я просто помню фразу Пугачевой: «Вечная вы наша», брошенную в ваш адрес на одном из концертов с какой-то издевкой...

— (Улыбается). Как оказалось, это фраза пророческая: я действительно уже почти вечная. Никогда ни о ком плохо не говорю, но Пугачева сама придумала себе звание — Примадонна, а мне незачем что-то изобретать. Еще наш бывший мэр — покойный Анатолий Александрович Собчак — официально присвоил мне титул: «Королева песни Санкт-Петербурга» и вручил грамоту, подтверждающую это, так что иногда могу пошутить: «А я королева Санкт-Петербурга».

Дита с внуком. «Главное, чтобы Стас себя не потерял, чтобы уважал людей и для них старался»

— Со стороны Пугачевой к вам никогда не было зависти, ревности?

— Не знаю — у меня слишком много своих проблем, чтобы вникать еще и в чужие. Если честно, мне даже не было больно: если и огорчилась, то за Аллу, потому что люди истолковали это не в ее пользу. Так же мои почитатели восприняли и отсутствие Сони Ротару. Как моя мамочка говорила: что, у нее корона бы с головы упала, если бы телеграмму послала? Знаменитая французская певица Жюльетт Греко однажды сказала: «Je suis, comme jе suis». — «Я такая, какая есть». Не надо играть: мне кажется, если артист кого-то изображает, он утрачивает свою личность, теряет себя.

— Что бы ни говорила Пугачева насчет вечной, выглядите вы и впрямь потрясающе...

— Стараюсь...

— В чем же секрет вашей молодости?

— В свое время я услышала от кого-то из корифеев, что звание артиста дает не права, а обязанности. Знаете, Дима, я никогда ничего для себя не требовала, а если о чем-то просила, то в очень тактичной форме.

— Наверняка вы еще добрая...

— Да, но не добренькая — это низко.

Все, связанное со сценой, для меня свято: я даже не позволяю себе присесть в концертном платье на стул, потому что выхожу в нем к людям.

— У вас просто немножко школа другая...

— Я как-то спросила у Любови Михайловны Черниной (опереточной примы): «Скажите, благодаря чему вы так хорошо выглядите — вам ведь уже 60?». — «Деточка, — она мне ответила, — рецепт один: работать, работать и работать. И уважать публику!». То же самое говорила Шульженко, когда я удивлялась: «Какие у вас красноречивые руки!». Клавдия Ивановна уверяла: «Если сердце поет, все запоет. Не думайте ни о чем другом, уважайте публику — вы для нее живете».

«ШУЛЬЖЕНКО В ПОСЛЕДНИЙ РАЗ МЕНЯ УЖЕ НЕ УЗНАЛА: АЛЬЦГЕЙМЕР СВОЕ ДЕЛО СДЕЛАЛ»— Вы помните ее знаменитый юбилейный концерт в Колонном зале Дома Союзов, когда она, 70-летняя, кланялась зрителям в пояс?

— Да, я еще подумала тогда: «Вот бы и мне дожить до 70-ти и отпраздновать на эстраде полвека». Она ведь только-только накануне этих дат получила звание народной артистки СССР и жила очень бедно, в маленькой двухкомнатной квартирке на улице Усиевича. Когда я последний раз ее навестила, она уже никого не узнавала: Альцгеймер свое дело сделал. «Кто это?» — спросила у Шурочки женщина, которая за ней ухаживала.

Клавдию Ивановну я, как маму, боготворила. Разве забуду, как впервые услышала ее в Запорожье на 1 Мая, когда бушевала праздничная демонстрация и повсюду из репродукторов звучали песни? Я шла по улицам, глазела по сторонам, и вдруг до меня донесся удивительный голос. Я замерла. «Кто это?» — спросила, а мне: «Как, ты не знаешь? Это же наша Клавдия Ивановна, она всю войну для солдат пела».

Шел 59-й год, мы тогда работали бригадами: первое отделение было сборное, а во втором выступала «Дружба». Я столько всего о Шульженко узнала, а затем стала ходить на ее концерты и долго добивалась разрешения лично подарить ей цветы. Сначала меня не пускали, потом все-таки смилостивились, так что же вы думаете? Шульженко пригласила своего аккомпаниатора Додика Ашкенази и мне сказала: «Садитесь, я вам спою». Мне было неловко: «Клавдия Ивановна, я этого не заслужила. Единственно, чего хотела, — засвидетельствовать вам свое уважение и вручить ваши любимые розовые гвоздики».

— Великие были люди... Вы своему внуку о них рассказываете?

— Недавно такой казус был... В прошлом году я ему говорю: «Стас, у тебя и голос есть, и актерская жилка, но ты должен не вокальные данные демонстрировать, а проживать песню. Послушай Марка Бернеса, тебе пригодится». Он озадаченно на меня посмотрел: «Дита, а кто это?». Представьте теперь мою радость, когда 9 Мая вдруг мне звонят и говорят, что Стас спел «Темную ночь», да как хорошо!

Звездная династия в полном составе: Эдита Станиславовна с дочерью Илоной (крайняя справа), внуками Стасом и Эрикой

Я его номер набрала: «Стас, ты что, Марка Бернеса слушал?». — «Да, я перед тобой виноват, ты была права». Еще он взял по моей просьбе и всегда для меня поет «Чистые пруды» Талькова. «Теперь у тебя большой коллектив, — даю я ему совет. — Может, сделаешь, как твой дедушка, «Шаланды, полные кефали»? Будешь Костя-морячок с беломориной»... Он сразу в штыки: «Я не дорос». — «А ты попробуй». Где-то мой голос до него доходит, и я этим горжусь.

Не нужно уговаривать молодых, как когда-то Ленин, учиться, учиться и учиться: каждый должен сам понимать, столько еще неоткрытых им островов существует. Чтобы быть всегда актуальным артистом, надо уметь и к кому-то прислушаться, и посмотреть на себя со стороны... Не такая прическа, что-то еще не на уровне? Ты должен знать о себе больше, чем те, кто тебя не любит.

— Не сомневаюсь, что женщин интересует ваша диета, — вы ее соблюдаете или все едите подряд?

— Если заглянуть в мою биографию, всю досоветскую жизнь я сидела на строжайшей диете. Когда впервые стала питаться нормально, резко на очень много килограммов поправилась — никто меня не узнавал! Приехала на каникулы, а мама руками всплеснула: «Что это за поросенок откормленный? Что ты там ешь?». Я засмеялась: «Все! Два первых, два вторых, две плитки шоколада, сгущенное молоко» (она, кстати, даже не знала, что это)... «Нет, — сказала она твердо, — этому безобразию отныне конец». Месяц держала меня на зеленом салате и овощных супчиках...

Со временем я поняла, что не надо увлекаться съестным, а когда вычитала французскую поговорку: «Мы не живем для того, чтобы кушать, а кушаем для того, чтобы жить», стала есть только то, что очень мне нравится, и редко то, что очень-очень... Таким образом у меня постоянно было питание ограниченное, но умное и сбалансированное.

Сдержанность в еде не мешала мне быть здоровой, сильной и всегда в тонусе, бодрой. Плюс, конечно, движение: каждый день я проходила по шесть-восемь километров и потому поселилась в садоводческом товариществе за городом. Лес для меня — все, я по нему обожала гулять, пока среднеазиатская овчарка Джулия, которую подарил, кстати, Поляков...

— ...резко не потянула за поводок?

— Нет, понимаете... У нее ишемия сердца, и как-то раз после прогулки она легла и отказывалась идти домой оставшиеся полтора километра. Я хотела ее пожалеть, погладить, и тут другая собака начала с ней играть, теребить. Джулия — а в ней 80 килограммов веса — замахнулась, чтобы ее отогнать и своей головой, как кувалдой, попала мне случайно в коленку. (Вздыхает). Та вдребезги... У меня же еще с детства дефицит кальция: молока я не видела — его вкус только в Польше узнала, когда уже лет 9-10 было. Кости поэтому хрупкие, позади шесть переломов, но этот оказался прямо-таки роковым.

Я два года сидела дома в железных оковах (в таких шинах), стала есть все подряд, набрала лишние килограммы, но, несмотря ни на что, надеюсь еще «поиграть» в Пьеху, возродить ее ту, стройную.

— Вам и играть не надо, по-моему...

— Хочу тем не менее стать прежней: не худеть, а снова войти в форму. Пытаюсь тренировать ногу, чтобы опять ходить хотя бы по пять километров в день.

«ПЛАСТИЧЕСКИЕ ОПЕРАЦИИ АФИШИРОВАТЬ ТАК ЖЕ НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО, КАК СВОЕВРЕМЕННОЕ ОБРАЩЕНИЕ К СТОМАТОЛОГУ» — В 70-80-е годы женщины что есть сил вглядывались в телеэкраны: «Ну что Эдита с собой делает? Лицо все лучше и лучше!». Признайтесь, к пластическим операциям прибегали?

— Все и всегда нужно вовремя, не случайно поляки говорят: цо задужо, то не здрово — нельзя перегибать палку! В молодости моя природа или, выражаясь современным языком, генетика, работала на меня хорошо, а потом я пыталась понять, почему такая красивая Лоллобриджида, как удается чудесно выглядеть Софи Лорен. Искала и находила специальные книжки, выучила всякие упражнения для мышц лица... Понимаете, я отодвинула тот момент, когда понадобилась операция...

Ее надо сделать вовремя и так, чтобы никто ничего не понял. Так же, как своевременное обращение к стоматологу, эти вещи афишировать не обязательно, не надо кричать на весь мир: «У меня вставные зубы!», сделав их слишком белыми. Понимаете, все должно быть в меру: чтобы и тебе было приятно, и твоему окружению. Профессия тоже обязывает!

Эдита Пьеха — Дмитрию Гордону: «Мне приятно, что в Украине меня помнят! Щиро дякую! До побачення!»

— В вашем гардеробе, я знаю, десятки прекрасных платьев, и все светлых, пастельных тонов...

— Такая палитра тоже имеет свою историю, ведь я с четырех лет знаю, что такое траур. Когда хоронили папу, все было черным: накрытый покрывалом гроб, катафалк, попоны с золотыми кистями на лошадях — это первые, самые стойкие впечатления... Помню еще вокруг людей в черном, маму во вдовьем платье — в нем она год отходила... Потом умер брат, и опять дом погрузился во тьму, поэтому этот цвет — не мой.

Ну и, наконец, самое страшное совпадение... Я только отснялась в фильме «Судьба резидента», а там есть эпизод, где моя героиня Жозефина Клер танцует с разведчиком, которого должна соблазнить. На мне было маленькое черненькое платье для коктейля — мини и с крестом, вышитым бисером: так модельер захотела.

Как назло, что-то сшить к Новому году я не успела, а у меня тогда был закон: встречать его во всем новом. «Надену-ка это платье, — подумала, — я же его не носила, только в кино в нем снималась». Так и сделала, и наступивший 1971-й стал для меня годом сплошных потерь. Сперва похоронили отца Александра Александровича Броневицкого, затем умер кто-то из моих близких знакомых, а 3 августа не стало мамы.

— Вы ведь и замуж, по-моему, выходили в черном платье?

— Первый раз — да, просто другого не было. В общем, черному цвету я сказала: «Все! Больше никогда его в моей жизни не будет».

— У вас дома, насколько известно, живут собаки, которых, подобрав прямо на улице, вы спасли. Сколько же их всего?

— Сейчас пять, а было шесть — одна умерла. Только Джулию подарил Поляков, но и ее пришлось оперировать: обнаружили опухоль, ишемию сердца... Жизнь вдохнули, но бегает она с трудом, вот так (тяжело дышит). Остальное хвостатое племя — из подворотен. Один бомж, приблудившийся к нашему садоводству, дня три бегал по снегу, истекал кровью. Вызвали ветеринара, а тот руками развел: «Считайте, что пес уже мертв». Я: «Он так на нас смотрит — делайте что-нибудь!». — «Крови нет». — «А ее можно купить?». — «Да, но это дорого». За ценой мы не постояли, бродяга ожил, теперь дом сторожит, но приударяет за девушками — такой любвеобильный, что на неделю иногда пропадает.

Как-то я подобрала на стадионе маленькую собачку, а когда она выросла, мой садоводческий бомж до нее добрался, и эта красотка принесла от него 10 щенков. Всех раздали, а одного оставили: его тоже пришлось оперировать — какая-то опухоль. А как-то раз еду и вижу, что вот такусенького щеночка, перебегавшего дорогу, сбивает машина. Подобрала, конечно... Выяснилось, что ноги перебиты, но позвоночник цел. Четыре месяца он лежал, а теперь от моей кровати не отходит. Ему третий год, он мой личный охранник и ревнует буквально ко всем. Черный, очень смышленый, не крупный пес... Я смеюсь: «Броневицкий воскрес».

Был у меня и породистый миттельшнауцер, однако спасти его не удалось — умер от старости...

— Говорят, вы умеете хулигански свистеть.

— Почему хулигански? Публике я объясняю, что делаю это от избытка чувств, и она меня понимает...

— Свистите по-настоящему?

— Показать? (Залихватски свистит). Видите, очень просто.

— У нас с вами деньги теперь после этого будут водиться?

— Мама моя уверяла, что нет, но я махнула на них рукой. Конечно, не разбогатею — это мне не угрожает, но сколько судьба не пожалеет — все мои.

Свистеть я научилась в Польше: после Франции, где были затемненные окна, вой сирен и бомбежки (нас — будь здоров — бомбили на севере!), мы перебрались в Судеты. Три года я ходила во французскую школу, да и на улице говорила лишь по-французски (только дома — по-польски, но картавила: «г-г»).

Когда отправилась в польскую школу в третий класс, вновь нахваталась двоек. Это была проблема — мне девять лет, и самолюбие, чувство собственного достоинства, конечно, страдало. Как-то раз, озабоченная, я возвращалась домой, и вот представьте: солнце светит, небо голубое, жить хочется, а у меня двойка... Что делать? Подхожу к дому и вдруг слышу пронзительный свист — дружный, из нескольких глоток сразу. Поднимаю голову — стая голубей надо мной взлетает. Я остолбенела... Только голову опустила, опять свист. Бегом на чердак трехэтажного дома, люк открываю, а там мальчишки клетки с голубями распахивают.

Спускаюсь к себе в квартиру и говорю: «Мама, я тоже хочу гонять голубей и свистеть — это так здорово! Сегодня я первый раз поверила, что война закончилась. Правда, ее больше не будет?». Вот такое у меня воспоминание...

— И свистнули?

— Не сразу. Когда училась свистеть, мама меня одергивала: «У тебя никогда в жизни денег не будет». Я отмахивалась: «Сколько надо, столько и заработаю».

— Так в результате и вышло?

— Ну как... Как мама не бедствую, правда, недавно у меня спросили: «А вы деньгами пенсионерам помогаете?». — «Откуда они у меня? — я ответила. — У меня что, счет в банке?». Однажды был, так банк разорился. После этого я сказала себе: «Ну нет, уж лучше буду их тратить» — поэтому-то и садоводство мое разрослось.

Сначала в нем было шесть соток, домик и маленький гостевой флигелек, а потом все стали обзаводиться вторыми участками, и я тоже себе прикупила — поставила там гараж, а сейчас достраиваю павильон воспоминаний. В городе у меня есть подвал (власти Питера отдали его в бесплатную аренду), где все-все, связанное с моей творческой жизнью: концертные платья, туфли первые на платформе, записи, пластинки, сувениры от публики — много всякого, что напоминает о том, какой я была. Часть экспонатов хочу перевезти на дачу...

...Два года назад к нам приехал главный лесничий Всеволжского района, где находится мое садоводство, и говорит: «Вы тут с краю живете, и мы вам хотим сделать подарок. Отгородите себе леса столько, сколько хотите, — даем вам в бессрочную аренду, но без права застройки».

— Вот она, народная любовь!

— Сейчас у меня порядка 30 соток — я невеста богатая, только под венец уже никогда не пойду. А вот жить стало радостнее, потому что перед сном могу сделать пять кругов, не спеша, да и собаки бегают вдоволь. Я эту землю реанимировала, ведь с войны там остались окопы — в этих местах морячки насмерть стояли (рядом Невская Дубровка). До меня этот лес был завален всем тем, от чего люди предпочитают избавиться. Мусора я вывезла пять

КАМАЗов, но стоит мне за ворота выйти, кругом то же самое. Увы, все это очистить одной Пьехе никак не под силу, а народ не стесняется...

Я этот кусок леса оздоровила: когда по моей просьбе на территории насыпали нормальной земли, многие кусты стали расти... Хочется еще посадить деревья, а вообще получилось, как у мужчины: дерево посадила — и не одно, дом построила, дочь вырастила... Ну как вырастила? Помогла ей встать на ноги, а теперь внука и внучку поддерживаю...

«СТАС НАЗЫВАЕТ МЕНЯ БАБОН» — Я хорошо помню, как вы впервые вывели Илону, нескладную еще, полненькую девочку, на телевидение... Кажется, совсем недавно она сделала первые шаги на эстраде, а сейчас молодые ребята, ровесники вашего внука Стаса, ему говорят: «Смотри, а твоя бабушка, оказывается, тоже поет»...

— Есть такое (смеется), но мне больше нравится, когда говорят: «Ваш сын — звезда». Сейчас он принял предложение ТНТ и ведет передачу «Космополитен» — что-то о вкусах, о моде... Так и написано: ведущий программы — младший Пьеха. Будто я отец, понимаете?

— Он же с трех до семи лет с вами ездил — в том же Киеве вы выводили его, маленького, в костюмчике, на сцену дворца «Украина»...

— Ой (оживляется), он такие сейчас интервью дает интересные... В русской версии журнала «Имена», например, — мне этот номер прислали! — Стаса спрашивают: «Вы с малых лет колесили с бабушкой по гастролям — чему там научились?». Он в ответ: «А я не учиться туда ездил, а хулиганить».

— Вам нравится, как Пьеха-младший поет?

— Я не могу сказать: нравится — считаю, что он на месте и подает надежды. Главное, чтобы Стас себя не потерял, чтобы верил: он нужен людям, уважал их и для них старался.

— Как внук вас называет?

— Обычно Дита, а иногда ласково — бабон: такое словцо придумал. Это Илонка, дочка моя, виновата: отца она называла Чуча, муж Женя у нее — Жаконя, Стасик — Шмоча, дочка — Клепа или Клека (от Клеопатра). Только меня называет мамой, но за глаза я Эдита...

— Последний вопрос... Правда ли, что народная артистка СССР Эдита Пьеха до сих пор не знает нот?

— Правда! Я, Дима, слухачка.

— И это вам не мешает?

— Поначалу неловко было в таком признаваться, потому что на советской эстраде ценилось образование, но что такое диплом? Как-то я вычитала точное определение: это справка о том, что у тебя была возможность чему-то научиться. Я очень многому научилась, копаясь в учебниках психологии, заочно оканчивая университет, но к музыке, то есть к нотной грамоте, меня не подпускали. Что-то играть мне было не суждено, но пела я сколько и как хотела.

Уши мои, как магнитофоны, все записывали — они мой рабочий инструмент. Правда, это палка о двух концах, потому что сейчас мне очень трудно находиться там, где музыка. Вчера вот на теплоходе, где нас поселили, долго играл ансамбль, и я не могла уснуть.

Обычно, чтобы как-то отвлечься, я кроссворды разгадываю... Скрипит холодильник — выключаю, капает вода — закрываю кран. В психологии это называется «повышенный порог звукового восприятия». Для музыканта инструмент — пианино, виолончель, а для меня — мой слух. Я его развивала (просто вынуждена была!) и достигла того, что на репетициях говорила: «А вот здесь гитара сыграла неверно». — «Откуда ты знаешь?». — «Так я же все слышу». Другого выхода у меня не было: музыке меня не учили, и выручала слуховая память.

— Если честно, я вами, Эдита Станиславовна, потрясен...

— Мне и самой выговориться хотелось, потому что судьба собеседниками обделила. Живу я в своей глуши, в садоводстве, с двумя женщинами. Веру — детдомовскую, интернатскую сироту — спасла в свое время от нищеты. Заметила, когда она выносила цветы, что руки у нее — сплошные раны, мясо. Узнала, что на заводе Козицкого бедняжка с кислотами дело имеет, вылечила ее и предложила: «Ты можешь жить у меня и помогать по хозяйству». Более 40 лет она провела в моем доме, но только спорт любит и ничего больше. Ни одной книжки в жизни не прочитала, семь классов образования...

Другая женщина — бывший директор детского дома, которому более 10 лет я помогала: шефскими концертами добывала для них все необходимое, чтобы облегчить сиротам жизнь. Этот детский дом стал в Ленинграде лучшим, но с тех пор много воды утекло... Лет пять назад она вышла на пенсию, и я ее приютила. У нее свой кругозор...

Поэтому, когда выпадает возможность поговорить с таким человеком, как вы, который хочет что-то мне рассказать и у меня что-то спросить, я дорываюсь, как в 55-м году, голодная, до буфета, и ем все подряд, то есть говорю больше, чем надо. Эта моя многословность вызвана недостатком общения: я не ходок по тусовкам...

— А вам это и не нужно...

— По-моему, их завсегдатаи скучны и пусты. Когда-то существовали салоны, где собирались по интересам, — это было любопытно, а сегодня куда-то ходить... Поэтому у меня немножко ограниченный круг.

— Спасибо вам за эту, как вы сказали, многословность, а можно я напоследок попрошу вас что-нибудь спеть — ну хоть пару куплетов?

— Сейчас? В два часа ночи? Дима, побойтесь Бога!

— Приятно, черт побери, сознавать, что в 70 лет великая певица поет своим голосом, без фонограммы...

— Своим? А разве можно чужим?

— Ого, еще как можно!

— Что ж вам такого исполнить? Боже, когда мне было девять лет, мы учили в бомбоубежище «Марсельезу»... Нас, правда, предупредили, что эта песня запрещенная: «Не вздумайте об этом нигде рассказывать, даже дома», и когда закончилась война, мы выскочили и во весь голос запели:

Allons enfants de la Patrie,le jour de gloire est arrive.Contre nous de la tyrannieL’etendard sanglant est leve.

Это было красиво и по-детски непосредственно...

Когда недавно мне позвонили по случаю победы «Зенита» в кубке УЕФА и спросили: «Что для вас этот выигрыш значит?», я ответила, что опять ощутила себя девятилетней девочкой, вспомнила, как люди радовались, услышав, что войне конец. Весь Ленинград радовался победе своей любимой команды.

Я знаю множество песен, начиная с фольклора. (Напевает): «Пошла Каролинка до Гоголида»... Помню, в костеле у елки хором мы выводили:

Гды ще Христус родиИ на швет пшиходе,Швента ноц ясненца...

Вокалисты поют диафрагмой, я тоже могу так, только надо настроиться... У меня установка — это тоже психологический термин! — на подачу звука в микрофон, поэтому голос немножко расслабленный. Тут микрофона нет, поэтому, видите, комплексы сказываются... Петь я могу и всегда это любила, но раньше меня затыкали: «Хватит!», а теперь пою только на сцене и с удовольствием, потому что знаю: в зале зрители, которым мое творчество нравится.

...Мне приятно, что в Украине меня помнят, и, кстати, в українськiй мовi много слов, общего корня с польскими. До зобачення! Как у вас говорят: до побачення! Щиро дякую! С надеждой на встречу в Киеве!

P.S. За содействие в подготовке материала, тепло и внимание благодарим киевский ресторан «Централь».

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

bulvar.com.ua

Эдита Пьеха: «Каждый концерт - как последний» — Мир новостей

Как конец июля, Пьеха сама не своя. «Если зрители не придут- значит, пора сворачивать удочки», - говорит она. Нет, пугать поклонников «последним концертом» Эдита Станиславовна не собирается. И все же... Через несколько дней нашей легендарной певице исполнится 78 лет, и она по традиции выйдет на сцену. По традиции - как в последний раз.

- Эдита Станиславовна, как всегда, волнуетесь перед концертом?

- Ну, конечно, от этого уже не отделаться. 30 лет назад я ввела эту традицию - в день рождения устраивать концерт для публики. Это мой праздник, и это лучше, чем застолье в каком-нибудь ресторане. Но каждый год волнуюсь, так уж устроена. Хотя удивлять никого не собираюсь. Сейчас идет уже 58-й мой концертный сезон, ничего нового ни для кого я не открою. Уже давно все новое - это хорошо забытое старое.

ЛИЧНОЕ

Эдита Пьеха трижды была замужем.

Первый муж - Александр Броневицкий- руководитель первого в СССР вокально-инструментального ансамбля (ВИА) «Дружба». В браке состояли с 1956 по 1976 г.

Второй муж - Геннадий Шестаков - капитан КГБ. В браке состояли с 1976 по 1983 г.

Третий муж - Владимир Поляков - сотрудник Администрации Президента РФ. В браке состояли с 1994 по 2006 г.

- А если брать не сцену, а жизнь, то лучшие новости - отсутствие всяких новостей?

- Наверное... Ну да, когда идешь навстречу 78-му дню рождения, уже нет всплесков, вулканы не извергают лаву, ничего такого не происходит. Жизнь течет спокойной рекой. Поэтому какие мои новости? Новостей нет, кроме того, что я стала дважды прабабушкой: сначала внучка родила девочку, а в прошлом году у внука сын родился.

- Недавно у вас еще один «родственник» отыскался. На госканале обсуждали его историю - жаловался, что ваша семья отказывается с ним общаться.

- Это не впервые, подобных самозванцев уже несколько было. Просто, к сожалению, в медицине существует такая отрасль - патопсихология. Человек что-то возомнил, внушил себе, и ничего с этим нельзя сделать. Вообще, у артистов, к сожалению, такие аномалии в жизни случаются. Меня они уже не удивляют - кроме улыбки, усмешки, ничего не вызывают.

- Посмеялись бы и над телевизионщиками, которые снимают о вас сериал. Тут почему не до смеха?

- Да, есть какой-то там сериал, какая-то Клаудиа, студентка из Польши. Я не давала добро на эту историю, сказала: хотите снимать - снимайте себе на здоровье, но это будет без меня. Ну подумаешь - кому-то захотелось что-то сделать про Пьеху. Могу только пожелать удачи сценаристу и режиссеру, если они пытаются создать какую-то байку. Но я просто не хочу, чтобы людей, которые 58 лет верили артистке по фамилии Пьеха, вдруг окунули в какую-то непонятную мешанину фантазий режиссера... Впрочем, я не революционерка, у меня нет спонсоров, я не дружу с богатыми людьми. Я не звезда - просто артистка, которая честно выступает 58-й год. Ну что, буду бороться с ветряными мельницами? Нет, я бессильна...

«Я ПОЛЬКА, НО Я НА СТОРОНЕ РОССИИ»

- История о том, что вас уже несколько лет не выбирают почетным гражданином Санкт-Петербурга, из той же серии?

- Ой, господи! Знаете, я почетный гражданин Кузбасса, почетный гражданин болгарского города Велико-Тырнова. Я почетный гражданин рабочего поселка Шатки, куда было вывезено 400 блокадных детей, - там выступала, и меня избрали почетным гражданином. А почетный гражданин Санкт-Петербурга... Видимо, это звание требует большего.

- И видимо, есть некие люди, которые этому препятствуют?

- Ну и на здоровье. Вы знаете, мне ничто в жизни не доставалось просто и с неба ничего не падало. И при получении народной артистки СССР мне препоны чинили. Тоже люди были против: как это так - иностранка, приехавшая сюда на учебу, и вдруг народная артистка Советского Союза! Но победили письма, победили люди, для которых я была народной артисткой, - в конце концов, с третьего раза это звание я получила. А почетный гражданин города Санкт-Петербурга... Ну что ж, это тоже приятно, очень приятно. Только у меня никаких особенных заслуг перед городом нет. Кроме того, что я как посол доброй воли представляла его почти в тридцати странах мира.

- По поводу заслуг все понятно. Удивляет другое: неужели в городе у вас есть недоброжелатели? Честно говоря, представить сложно.

- У всех есть недоброжелатели, жизнь так устроена. Давным-давно, когда только начинала свою артистическую жизнь, в какой-то газете меня очень сильно поругали. Я плакала. А директор нашего коллектива сказала: «Диточка, не солнышко, всех не обогреете». И это правильно. Я же изучала в том числе и философию: нет вечных истин и нет вечных ценностей.

- Вы вспомнили историю со званием народной артистки, когда вам припомнили происхождение. Сейчас все иностранное тоже не в чести. Каким-то образом ощущаете это на себе?

- Нет, я себя чувствую петербурженкой. Раньше меня часто спрашивали: вы родились во Франции, полька по национальности, живете в Советском Союзе - где же ваша родина? Всегда отвечала: родина моя там, где мой дом. Мой дом уже почти 60 лет в Ленинграде, в Санкт-Петербурге. Это моя родина, земля, с которой я сроднилась. Вообще, для меня этот город - настоящее открытие. Выросла же в шахтерской глубинке, и когда оказалась в Ленинграде, он произвел на меня необыкновенное впечатление. Я просто не верила, что хожу по улицам такого сказочно красивого города. И потом я знакомилась с людьми, с блокадниками, и все больше и больше понимала, что этот город стал моей судьбой. Он - моя любовь. И моя родина...

- Но вы полька, и этого не изменить. Скажите, когда перед 9 Мая отношения между Польшей и Россией накалились, вам было неприятно?

- Было неприятно, но я все равно на стороне России, потому что это мой дом. Да, я полька по крови и по происхождению, но живу я здесь и во всем, что связано с Россией, всегда отдаю симпатии этой стране.

- Эдита Станиславовна, как всегда, волнуетесь перед концертом?

- Нет, мне не нужно. Я просто любую ситуацию воспринимаю, как и любой россиянин, положительно по отношению к России.

- Скажите, а в Польше вас еще помнят? Вот если пройтись по Варшаве и назвать ваша имя, какая будет реакция?

- Нет, сейчас это уже нереально. Это в конце 60-х меня там знали. В 1968 году мы выступали в Зале конгрессов - это самый большой и престижный зал в Варшаве. Там присутствовали известные критики польские, среди них был Люциан Тедринский, который в свое время даже вел фестиваль в Сопоте. И он тогда написал огромную статью. Если вкратце: спасибо ансамблю «Дружба» - мы открыли новую страницу советской эстрады, а вот солистка этого замечательного коллектива нас удивила и расстроила: удивила тем, что она талантливая, расстроила - потому что могла бы прославлять польские песни, но, к сожалению, у нас ее украли русские. Прямо так и было написано - «украли русские» (смеется).

«МАМОЙ НЕ УСПЕЛА СЕБЯ ПОЧУВСТВОВАТЬ»

- Ну а теперь о приятном. Все-таки действительно лучшая новость - то, что вы стали дважды прабабушкой. Как вам в этом новом качестве?

- Вы знаете, все это очень эмоционально. Когда стала бабушкой, когда у меня родился внук Стас, я думала, что все это не про меня, что я сойду с ума. Что это такая радость, которая не помещается в моем сердце. А сейчас, став прабабушкой, я начинаю это воспринимать как еще большее сумасшествие. Я, Пьеха, - прабабушка. Смешно!

- Вы ведь в свое время даже мамой не успели себя почувствовать...

- Констатирую такой факт. Ни о чем не сожалею - я знаю, что Илона моя дочь. Но действительно есть такой ма-а-а-ленький вирус в моей голове. Я иногда ей звоню, говорю: «Привет, Лася, это тебе звонит твоя суррогатная мама». Восемь месяцев мы с ней были как мама и дочка, а потом... Потом она ездила с нами, на сцену выходила - когда я пела «Город детства», стояла в обнимку с папой. То есть пока не пошла в школу, Илона была с нами на гастролях, а потом - с бабушкой и дедушкой... Такая же судьба ждала и Стаса. Тоже постоянно ездил со мной, потому что дочка заканчивала театральный институт, ей было не до него. А у нас на гастролях он был сыном полка. Пока я пела, с рабочими сцены играл в нарды, ползал везде и всюду. Однажды в Биробиджане даже на крышу забрался - вызывали пожарных, чтобы его снять, концерт пришлось останавливать.

- Помню, Стасу лет пять было или шесть, когда вы представили его на всю страну: «Этого молодого человека зовут Стас Пьеха». Все аплодировали. Но почему вы решили дать внуку свою фамилию?

- В честь отца назвала. Думала, что рожу себе сына и назову его именем папы. Но получилось, что внук стал его продолжением... А почему фамилию свою дала? Вы знаете, в 1988 году я была в Афганистане. Нас, артистов, встречал наш замечательный посол, устроил нам торжественный обед. Там его внучка была. Я спросила ее: «Как тебя зовут?» - назвала фамилию посла. Он говорит: «А я опекунство над ней оформил. Родители живут далеко, она все время с нами, так пусть носит нашу фамилию, нам приятно с женой, мы старики...» И у меня сразу мысль: Стас, он со мной - могу ему свою фамилию дать. Тут же дочке позвонила, говорю: «Ты учишься в театральном, Стас со мной по гастролям ездит - давай я оформлю опекунство». - «Мама, мне все равно, какую Стас будет фамилию носить, он же моим сыном от этого быть не перестанет...» И абсолютно недоброжелатели не правы, когда говорят: дескать, фамилию ему дала, чтобы он был артистом. Я последней узнала, что Стас ушел на «Фабрику звезд»...

- Одно время между вами были некоторые разногласия - творческого плана. Все уже улеглось?

- Да нет никаких разногласий - каждый живет так, как он чувствует. Стас чувствует себя 30-летним парнем, а я - человеком, имеющим за плечами большую жизнь творческую. И каждый ведет себя соответственно своему нутру. Когда я начинала, про меня писали: «Кабацкая певичка, ей место в ресторане». Потому что я не пела «Са-а-а-ловей мой», пела другие песни, а потом еще микрофон снимала и шла гулять по сцене. Мне же, извините, было 20 с чем-то: танцевать я не умела, но мне хотелось быть ближе к публике. А потом еще стала комментировать свои песни - вообще обалдели все. Было же принято как - «Выступает...» и  - «У рояля...» Но моя природа требовала другого. Это было естество мое, потребность.

- Ну а сейчас на молодых какими глазами смотрите?

- Я не выступаю в роли наблюдателя. Но если кто-то яркий появляется - сразу вижу, долго этот человек продержится или нет, прогнозы почти всегда точные. Вообще, сейчас нет такого, как раньше. Клавдия Шульженко, Марк Бернес, Леонид Утесов - вся их жизнь прошла на сцене. А теперь в основном временные явления. Появится, вспыхнет. И как быстро эта звезда зажглась, так же быстро она и исчезает. Понимаете, артист - это, прежде всего, личность, персона. А что такое личность? Это не как все. Когда я в зале консерватории появилась в новогоднюю ночь с 55-го на 56-й год... Ну, студентка первого курса: в свитерочке, в юбчонке, с кичкой сзади - мне было 18 лет, даже не знала, что глазки красят. Я спела: «Аутобус червоный». И в зале была такая мертвая тишина. Дальше - взрыв, и потом эту песню я четыре раза повторяла. После концерта все приходили за кулисы, говорили: она ни на кого не похожа! Мы такого не слышали! Ее надо учить, обтесать - станет великой артисткой! Броневицкий сказал: «Нет, она такая, какая есть. Она ни на кого не похожа, в этом ее талант, и с этим она пойдет по жизни».

«ВАЛЕРИЮ ПОКРИТИКОВАЛА, ПОТОМУ ЧТО ОНА МНЕ НЕБЕЗРАЗЛИЧНА»

- Некоторое время назад вы покритиковали певицу Валерию - обиделась девушка, а вместе с ней и ее муж Пригожин...

- Да, я читала. Но они должны вникнуть. Я ведь не критиковала Валерию, очень доброжелательно к ней отношусь, мне нравится ее вокал. Но мне хотелось, чтобы она у меня спросила: Эдита Станиславовна, а что вы имели в виду? А мне кажется, ей надо просто себя послушать. Вокал у Валерии хороший, но не хватает нюансов каких-то. Можно ведь по-разному спеть, скажем, «Я люблю тебя, жизнь» - можно как хор, а можно как Марк Бернес. Появятся нюансы, и она станет шикарной певицей.

- Кому еще советы дадите?

- Вы знаете, я, во-первых, не музыкант - я же не училась нигде музыке. Мое восприятие - интуитивное, но оно бывает очень близко к истине. Помню, как-то меня пригласили в жюри - в Сочи проходил конкурс. Там пел певец - ставленник ЦК комсомола, Калайда его фамилия. Вы слышали про такого? Он получил Гран-при. Спрашиваю председателя жюри Флярковского: «Что вы думаете об этом певце?» - «Хорошо поет». Потом Долина вышла. Все знали, что в это время она пела в ресторане «Жемчужина». Флярковский: «Тоже хорошо поет, но она же из кабака». Я возмутилась: «Так же неправильно: этот из комсомола - значит, он хороший, а эта из кабака - значит, плохая». Потом уже началось обсуждение. Все: Калайда, Калайда! А я говорю: «Стоп! Вот девушка по имени Лариса спела так, что у меня были мурашки. Вас интересует, что пока она поет в ресторане? Но ее, если найдет свои песни, будут помнить еще много-много лет, а Калайду вы на следующий год забудете». Кобзон говорит: «Правильно, Эдита, ты права! Я за Долину!» Нет, все-таки Калайде дали первое место, а Долиной второе, хотя поначалу вообще не хотели о ней говорить - кабацкая.

- Долина знает об этом факте?

- Да, она слышала и часто говорит: «Эдита Станиславовна, я помню, вы за меня голосовали». Отвечаю: «Ну и что? Я же была права!» Но про других я не могу ничего говорить, не могу быть судьей. Если про Валерию сказала, то только потому, что она мне нравится, она мне небезразлична. Вообще, я хочу, чтобы на нашей эстраде были исполнители, которых с первого раза можно запомнить, а не случайные, которых надо раскручивать с помощью клипов и проплаченных телепередач. Нет, «фабрик» не должно быть. Искусство - это не фабрика, не индустрия. Хотя у нас и «Фабрика звезд» была. Но много ли этих «звезд» задержалось?

- Напомнить? Тот же Стас Пьеха...

- Ну, я не хочу про него говорить. Не потому что у него моя фамилия... А потом, в нем что-то есть, вы знаете. Он очень скромный, у него вокал хороший. Какое-то время у Стаса была некая растерянность, он думал про джаз, до сих пор слушает английских певцов: Стинга и других. А я его все-таки пытаюсь перетянуть на Бернеса, хочется, чтобы он славянским был певцом. И не только певцом, но и исполнителем - в этом плане мне ближе французская школа, где на первом месте смысл песни, а не просто самолюбование и модная аранжировка... Сейчас со Стасом мы редко встречаемся, у него гастроли. Когда позвонит, я рада: рассказывает, как там, что. Проблемы есть, нынче публика не очень любит посещать концерты. И по этому поводу я тоже переживаю. Сейчас у меня «Октябрьский» зал, четыре тысячи мест, не знаю: соберу - не соберу. Но все это естественный процесс, потому что теперь публика больше тяготеет к каким-то другим интересам - у каждого есть интернет, у каждого свои развлечения. Раньше развлечение было - попасть на концерт к любимому артисту. А сейчас уже дома можно иметь это удовольствие.

- Сейчас со своей публикой вы отмечаете 78-ю годовщину. А через два года стоит ждать чего-то грандиозного?

- Да нет, я каждый свой концерт воспринимаю как последний. Хотя на моем счету много лет жизни на эстраде, все равно я каждый раз думаю: ну, вечных двигателей нет, когда же, Пьеха, ты закончишь это все?

- Зачем об этом думать?

- Об этом думать нужно. Не надо ждать, когда объявят, что твой концерт отменяется, потому что билеты не проданы.

- А вы каждый год этого боитесь?

- Конечно. Поэтому и готовлюсь к каждому концерту как к первому и каждый раз как к последнему.

- Но сами же говорите: сейчас сложные времена, и если ваш концерт соберет только 50 процентов зала?..

- Это значит: бери шинель - пошли домой. Пора сворачивать удочки... Вы понимаете, жизнь - это не только «можно», это еще и «нельзя». Нельзя падать духом, нельзя ронять свое достоинство, нельзя быть жалким, нельзя быть нищим душой. Надо быть всегда на высоте. И мне нравится такая жизненная позиция. Не надо играть кого-то - надо быть самим собой. Вы знаете, одна французская певица, когда ее спросили, в чем секрет ее успеха, сказала: «Же суи, ком же суи» - «Я такая, какая есть». Поэтому я считаю, что надо сохранять себя, беречь свое имя. И если надо будет уйти - я уйду, не заставлю просить себя дважды. Пока такого, чтобы публика мне намекнула на это, не было. Но будет - нет ничего вечного...

Дмитрий Мельман

Фото А. Кривцов, А. Цветков, FOTODOM.RU

 

 

 

Оставайтесь с нами. Подпишитесь на канал в Яндекс.Новости и получайте актуальные и проверенные новости.

mirnov.ru


Смотрите также