Может ли суд запретить вести запись, на каком основании? Запись на диктофон судебного заседания


Может ли суд запретить вести запись, на каком основании?

Аудиозапись судебного заседания как средство доказывания

Применение диктофона в судебном процессе является весьма остро обсуждаемой проблемой среди практикующих юристов. Эта тема напрямую затрагивает принцип гласности - один из важнейших принципов судопроизводства.

Не секрет, что не все судьи приветствуют применение аудиозаписывающих устройств в зале суда.

Приведем пример из судебной практики. Пенсионер В.Н. Вобликов обратился в суд с иском о взыскании недоплаченной пенсии и в ходе процесса совершил правонарушение, за которое подвергся административному аресту сроком на одну неделю. В постановлении судьи указано, что "из самих показаний правонарушителя Вобликова судом усматриваются прямые признаки правонарушения, так как ведение аудиозаписи было направлено на срыв судебного заседания и с целью унизить достоинство председательствующего судьи..."*(1).

Несмотря на это современное российское законодательство напрямую допускает применение аудиозаписи в гражданском и арбитражном судопроизводстве. Это российская интерпретация гласности. Так, например, принцип гласности в германском варианте не допускает возможность аудио- или видеозаписи судебного заседания для публичного воспроизведения, даже с согласия сторон и разрешения суда; не предусматривается и права сторон на самостоятельные аудио- или видеозаписи судебного разбирательства.

Базисные положения применительно к рассматриваемой теме закреплены в Конституции РФ, которая устанавливает, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ч. 2 ст. 45), а также свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (ч. 4 ст. 29).

В части 7 ст. 10 ГПК РФ и ч. 7 ст. 11 АПК РФ аудиозапись получила свою конкретную регламентацию. Законодателем закреплено, что лица, участвующие в деле, и граждане, присутствующие в открытом судебном заседании, имеют право с помощью средств аудиозаписи фиксировать ход судебного разбирательства.

Однако при этом возникает вопрос: может ли мешать порядку в судебном заседании применение диктофона? Представляется, что нет. Это объясняется тем, что согласно ч. 4 ст. 158 ГПК РФ и ч. 3 ст. 164 АПК РФ надлежащему порядку в судебном заседании не должны мешать действия граждан, присутствующих в зале заседания и осуществляющих разрешенные судом фотосъемку и видеозапись, трансляцию судебного заседания по радио и телевидению. Таким образом, каких-либо ограничений для аудиозаписи нет. Фото- и видеоаппаратура, возможно, и может реально помешать ведению судебного процесса, поскольку при ее использовании применяются вспышки, лампы освещения, штативы и т.п. Также необходимо учитывать и человеческий фактор: не всякому приятно фотографироваться, а тем более записываться на видеокамеру в обстановке судебного разбирательства. В более выгодном положении находится диктофон, который обладает маленькими габаритами, работает бесшумно и тем самым не создает каких-либо помех для судебного разбирательства.

О том, что диктофон не может помешать порядку судебного заседания, свидетельствует и тот факт, что Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 161-ФЗ из ч. 5 ст. 241 УПК РФ "Гласность" исключены слова, устанавливающие согласие сторон для применения аудиозаписи. Таким образом, законодатель встал на позицию невозможности создания применением диктофоном каких-либо помех порядку судебного заседания.

Сложным и неоднозначным вопросом является возможность применения полученной аудиозаписи судебного заседания в качестве средства доказывания.

Рассмотрим пример из судебной практики. При подаче кассационной жалобы, ООО "Торговый дом "Обувь" заявило письменное ходатайство о приобщении к материалам дела в качестве доказательств по делу аудиозаписи судебного заседания апелляционной инстанции на CD-диске и копии заявления от УМНС РФ по Челябинской области в арбитражный суд Челябинской области.

Налоговые органы возразили против удовлетворения ходатайства и заявили, что указанный диск с аудиозаписью и копия заявления по другому делу не являются относимыми и допустимыми доказательствами по рассматриваемому спору, ссылаются также на отсутствие у кассационной инстанции полномочий на приобщение к делу новых доказательств, которые не были предметом исследования в ходе рассмотрения спора по существу.

Суд кассационной инстанции, совещаясь на месте, руководствуясь ст.ст. 67, 68, 286, 290 АПК РФ определил: отказать ООО ТД "Обувь" в приобщении аудиозаписи судебного заседания апелляционной инстанции на CD-диске и копии заявления от УФНС РФ по Челябинской области 17.11.2004 N 07-14\002450 в арбитражный суд Челябинской области и вернуть указанные документы представителю Общества в настоящем заседании*(2).

Для того чтобы аудиозапись была принята судом в качестве доказательства, она должна отвечать определенным законом требованиям. В соответствии с ч. 2 ст. 89 АПК РФ "Иные документы и материалы" доказательствами являются аудионосители информации полученные, истребованные или представленные в порядке АПК РФ. Однако закон не содержит процессуальных условий, соблюдение которых гарантирует допустимость "иных документов и материалов" в рамках арбитражного процесса. Статья 77 ГПК РФ прямо посвящена аудио- и видеозаписям, как отдельному виду доказательств. В частности, к аудиозаписям предъявляются три обязательных требования, которые лицо, желающее представить или ходатайствовать через суд об истребовании доказательств, должно сообщить: дата произведения записи, кто производил запись и в каких условиях осуществлялась запись. Эти данные должны быть достоверны и не вызывать у суда сомнения.

Обратимся к позиции судебных органов. Показательным является следующий вывод суда: "прослушивание звукозаписи судебного заседания не является обязательным для арбитражного суда, поскольку в ходе рассмотрения дела велся протокол судебного заседания, в котором отражены все необходимые для рассмотрения дела сведения"*(3).

Но может ли секретарь судебного заседания (или судья - в арбитражном процессе) дословно фиксировать в протоколе все сказанное в суде? Очевидно, что нет. Ведь, как правило, протокол пишется под диктовку судьи. И, соответственно, какие обстоятельства, заявления и ходатайства необходимо отразить в протоколе решает суд. Нецелесообразно лицам, участвующим в деле, специально обращать внимание и говорить суду: "Прошу мои слова отразить в протоколе", поскольку протокол должен содержать все существенные сведения о разбирательстве дела, в том числе и возражения на действия председательствующего судьи.

Несомненно, аудиозаписи судебного процесса существенно упрощают и вносят объективную ясность в судебный процесс. Об этом свидетельствует постановление Правительства РФ от 21 сентября 2006 г. N 583 "О федеральной целевой программе "Развитие судебной системы России" на 2007-2011 годы", где сказано, что в целях ускорения судопроизводства, минимизации потерь времени и финансовых ресурсов суда и сторон по делу, предотвращения нарушений порядка ведения протоколов судебных заседаний и подачи в связи с этим жалоб необходимо законодательно закрепить обязательность ведения аудиозаписи судебного заседания.

Наряду с этим приказом Федеральной налоговой службы от 20 декабря 2005 г. N САЭ-3-14/676 "О совершенствовании работы по представлению интересов налоговых органов в судах" руководителям управлений Федеральной налоговой службы предписано в целях ведения аудиозаписи заседаний в арбитражных судах обеспечить сотрудников юридических отделов, отделов урегулирования задолженности и обеспечения процедур банкротства и, при необходимости, сотрудников иных отделов налоговых органов, принимающих участие в судебных заседаниях, диктофонами.

В настоящее время в областном суде Свердловской области введена аудиозапись судебных процессов. Также в судах Новгородской области введена система цифровой аудиозаписи процессов "Фемида". По словам сотрудников управления, система "Фемида" дает возможность воссоздать ход любого процесса и проконтролировать действия судей и других участников процессов.

При этом современная компьютерная техника позволяет не только получать качественную звуковую запись процессов, но и распечатывать их стенограммы. "Это в значительной мере облегчает труд секретарей судебных заседаний", - говорят специалисты. Система "Фемида", по их мнению, обеспечивает абсолютную достоверность фиксации процессов. "Для того, чтобы в подлинную запись нельзя было внести какие-либо изменения задним числом, в программе предусмотрена специальная защита", - отметили в Новгородском управлении Судебного департамента. Все аудиозаписи сохраняются на жестких дисках в компьютерах и дублируются на компакт-дисках, которые приобщаются к рассмотренным в судах делам*(4).

Из перечисленных выше фактов мы видим, что государство в лице различных органов уделяет особое внимание фиксированию в аудиоформате хода судебного разбирательства. Но о сроках повсеместного внедрения аудиозаписи в судах можно пока только догадываться. Спорным представляется вопрос относительно процессуального порядка закрепления и ознакомления с аудиозаписями. Частным же организациям и гражданам необходимо искать выход из этой ситуации своими силами для защиты своих нарушенных прав.

Учитывая изложенное предлагаем ряд практических советов для применения диктофона в суде.

1. Перед применением диктофона необходимо заявить ходатайство о применении диктофона (указать конкретную марку) в суде. Свою просьбу мотивировать необходимостью более точной фиксации объяснений сторон, а также процесса исследования доказательств судом. Хотя этого закон не требует, такое действие окажет существенное психологическое воздействие на суд и лиц, участвующих в деле, и предупредит возможные процессуальные препятствия и нарушения.

2. Убедиться, чтобы это ходатайство занесли в протокол судебного заседания, для того чтобы в последствии на это обстоятельство можно было ссылаться.

3. Запись лучше вести на двух носителях, один из которых кассетный. По окончании записи кассету приложить к протоколу судебного заседания.

4. Если судья прямо возражает на использование диктофона, то возможно поднять вопрос об отводе судьи. Оснований может быть два: либо судья в силу незнания закона не обладает достаточной квалификацией, либо, игнорируя предписания закона, судья каким-либо образом заинтересован в деле.

5. При приобщении в качестве доказательства аудиозаписи, произведенной на диктофон, обратить внимание на то, что проверка судом допустимости, относимости и достоверности аудиоинформации невозможна без ее прослушивания.

Подводя итог вышесказанному, необходимо отметить, что в каждом конкретном случае вопросы, касающиеся аудиозаписи судебных заседаний, решаются индивидуально. Но, несмотря на это, предписания закона должны исполняться всеми неукоснительно, иначе правовые нормы теряют свой практический и социально значимый смысл.

С уважением,

www.9111.ru

запись судебного заседания на диктофон

13/06/2005 00:12     

Насколько я знаю по ГПК лишь для фото- и видео- съёмки нужно спрашивать разрешения у судьи.Лично я никогда разрешения на диктофон у судей не спрашивал и производил запись в открытую без каких-либо последствий.

13/06/2005 00:19     

формально запретить не может.но фактически - запросто. и обжалуйте потом ее действия...

13/06/2005 00:36     

И обжадует! Коль ее голос будет на диктофон записан ))

13/06/2005 10:47     

а толку?ГПК не предусмотрена возможность обжалования в вышестоящую инстанцию отказа (запрета) в осуществлении аудизаписи, следовательно, возможна только жалоба председателю суда либо в квалификационную коллегию судей.заседание судья уже проведет, а такая жалоба (особенно, если судья в хороших отношениях с председателем суда) может рассматриваться достаточно долго.

13/06/2005 11:25     

получается, что проще записать скрытно с выносным микрофоном, тем более закону это не противоречит.

13/06/2005 13:56     

Согласен, конечно. Можно потом ещё в случае проигрыша в кассации указать, что, мол, такая-сякая судья даже не дала использовать диктофон на заседании, что свидетельствует о её заинтересованности в нашем проигрыше, предвзятом отношении и пр... Но, конечно, это уже будет слабым утешением. Но вот лично у меня все записи на диктофон проходили без каких-либо последствий, даже в кассации в Мосгорсуде. Хотя в Пресненском суде судья вызвала судебного-пристава, когда я записывал на диктофон (правда, по другому поводу вызвала, но приставу пришлось уйти ни с чем и япродолжал запись ;). А в Ступинском суде это вызвало недовольство у судьи - что это я тут записываю? Тогда я ответил, что законом это не запрещается. На что она пробурчала, что у неё разрешения хоть бы спросил (щаззз - не обязан). И инцендент был исчерпан.

13/06/2005 08:26     

Письменное ходатайство с требованием занести в протокол данное ходатайство и пытаться чтобы судья отразила данное ходатайство и решение по нему в определении, чтоб потом обжаловать.

13/06/2005 14:05     

Думаю, достаточно будет просто ходатайства о разрешении на аудиозапись (а не хаодатайство о занесении ходатайства ;), хотя еще раз повторяю, что для использования диктофона по ГПК разрешения судьи не требуется.Кроме того, если судья заносит что-то в протокол, то определение не выносится, а протокол фактически обжаловать нельзя, поскольку на него можно лишь написать замечания. Другое дело, если судья выносит письменное определением в отказе принятия такого ходатайства, которое затем можно с помощью частной жалобы обжаловать в Мосгорсуде. Но на 99,999999% я уверен, что все такие отказы будут оформляться судьёй не письменными определениями, а в устной форме - хорошо ещё, чтобы в протокол занесли. Хотя в случае не занесения, опять же, подаются замечания на него, которые могут быть использованы в качестве доказательств того, что судья бяка в кассации.

13/06/2005 13:53     

чтобы запись произвести разрешения не требуется - только уведомление судьи. Даже ходатайство заявлять не надо. Сказал: "Уведомляю суд о проведении аудиозаписи" и включил диктофон. И пусть запрещает сколько влезет. Любые действия по запрету - заранее незаконны. По головке судью могут и не погладить за такие вещи. У меня в практике ни разу не встречались случаи запрета аудиозаписи.

13/06/2005 14:06     

Вот и я про тоже :) См. апдейт выше ))

www.ljpoisk.ru

Практическое применение аудиозаписи судебного заседания

Для абсолютного большинства юристов уже давно не секрет, что открытые судебные заседания как в арбитражных судах, так и в судах общей юрисдикции можно фиксировать с помощью средств звукозаписи. Это право предоставляет статьей 10 ГПК и статьей 11 АПК не только лицам, участвующим в деле, но и простым слушателям.

Данное право, к сожалению, не только редко реализуется участниками процесса, но и зачастую вызывает негативную реакцию судей. В частности, несколько месяцев назад около зала заседаний Председателя Долгопрудненского городского суда крупным шрифтом было напечатано объявление «Запись хода судебного заседания с помощью средств аудиозаписи и иных технических средств производится с разрешения председательствующего». Также Автор стал свидетелем того, как судья Арбитражного суда Московской области потребовал удалить аудиозапись «с телефона при нем» в связи с тем, что она была произведена не лицом, участвующим в деле, а слушателем и без разрешения суда. Данные действия суда, разумеется, явно противоречат закону.

Определенную ясность в данный вопрос внес Пленум ВАС РФ, который в Постановлении от 08 октября 2012 года № 61 «Об обеспечении гласности» указал, что:

1)     Присутствующие вправе производить аудиозапись без разрешения судьи

2)     Лицо, производящее аудиозапись, не обязано уведомлять об этом кого-либо

3)     Протоколирование с использованием средств аудиозаписи не препятствует лицам самостоятельно записывать процесс.

Таким образом, на любой стадии процесса, в любой инстанции любое лицо, находящееся на открытом процессе, вправе записывать происходящее с помощью диктофона/телефона или иных технических средств.

Возникает резонный вопрос: в каких случаях произведенная в судебном заседании аудиозапись может быть необходима для приобщения в качестве доказательства. На ум приходят две самых распространенных ситуации:

1) Для фиксации самого процесса, в частности допроса свидетелей, заявленных устно ходатайств и иных процессуальных действий. Если арбитражные суды в суде первой инстанции в обязательном порядке самостоятельно ведут аудиопротоколы, то все, происходящее в судах общей юрисдикции, до сих пор фиксируется в обычном бумажном протоколе. Несомненно, любой юрист сталкивался с ситуацией, когда его 10-минутная речь на прениях была зафиксирована в протоколе фразой «Истец поддержал исковые требования по основаниям изложенным в заявлении». Также бывают случаи, когда в протоколе фиксируются неполные и даже искаженные показания свидетелей, которые зачастую имеют решающее значение для дела.

2) Аудиозапись – является практически единственным способом фиксации такого доказательства как «объяснения лиц». Многие юристы также сталкивались с ситуацией, когда при параллельных процессах один и тот же представитель в одном суде говорит одно, а в другом говорит совершенно противоположное. Не стоит забывать, что хоть представитель или сторона по делу и не несет уголовной ответственности за ложь, однако, объяснение сторон является самостоятельным видом доказательства, которое также оценивается наряду со всеми остальными доказательствами по делу.

Можно ли использовать любительскую запись процесса в качестве доказательства по тому же или иному судебному делу? Проанализировав законодательство и судебную практику, мы приходим к однозначному ответу: да, это возможно и законно.

Прежде всего стоит обратиться к вышеупомянутому Постановлению Пленума (пункт 4.3), который гласит: «Произведенная в ходе судебного заседания звукозапись… может быть использована в дальнейшем без получения согласия судьи». То есть лицо, сделавшее запись, может в дальнейшем использовать ее по своему усмотрению.

В Постановлении ФАС Северо-кавказского округа по делу № А32-12471/2010 суд указал, что ведение видеозаписи (в том числе скрытой камерой) в местах, очевидно и явно открытых для общего посещения и не исключенных в силу закона или правового обычая от использования видеозаписи, является элементом самозащиты прав. Полученная таким образом видеозапись может быть использована в качестве доказательства. Разумеется, аудиозапись, полученная законным способом, даже сделанная скрытым способом (а как уже было указано выше ВАС РФ прямо разрешает делать аудиозапись скрытым способом), может быть использована в качестве доказательства.

В завершение осталось сделать еще одно существенное замечание. Учитывая принцип непосредственности исследования доказательств, суд должен заслушать аудиозапись непосредственно в процессе. Часто это вызывает сложности и проблемы, также бывают случаи, когда суд отказывает в приеме аудиозаписи в качестве доказательства в связи с тем, что «у суда отсутствует техническая возможность для исследования доказательства непосредственно в судебном заседании».

Чтобы избежать такой ситуации, предпочтительней «превращать» аудиозапись в письменное доказательство, то есть производить расшифровку аудиозаписи, распечатывать весь текст и заверять его подписью лица, делающего расшифровку, с указанием даты, когда данная расшифровка была сделана.

При предъявлении подобного письменного доказательства не исключены также возражения другой стороны, основанные на том, что «не понятно где и когда сделана аудиозапись, а также никто не гарантирует правильность ее расшифровки и достоверность сведений, содержащихся в распечатке». Данные доводы редко бывают состоятельными, учитывая, что каждая сторона должна доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается.

Одна сторона представила письменное доказательство – расшифровку аудиозаписи. Это документ, на нем есть дата и подпись, более того, лицо, заверившее его, несет ответственность за его подлинность. Также, лицо, предоставляющее расшифровку, готово приобщить к материалам дела носитель с аудиозаписью.

Если у другой стороны есть сомнения в достоверности расшифровки или есть подозрения, что представитель намеренно внес искажения при расшифровке, то оно, во-первых, вправе заявить о фальсификации доказательства, во-вторых, заявить ходатайство о проведении экспертизы данной аудиозаписи. В частности, ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении от 17 марта 2013 года по делу № А10-92/2011 благосклонно отнеся к проведению экспертизы относительно достоверности аудиозаписи и отсутствия в ней искажений.

И в заключение, хотелось бы посоветовать всем юристам все процессы всегда фиксировать с помощью средств аудиозаписи, учитывая, что технические возможности позволяют с большинства телефонов вести аудиозапись в достаточном качестве, чтобы дословно разобрать речь всех участвующих в заседании лиц.

zakon.ru

Цифровая запись в судебном процессе -

 Пожалуй одним из вопросов, до конца не проясненных для себя как профессиональными юристами, так и гражданами, является возможность использования аудиозаписи, в частности цифровой, в судебном процессе...

Обоснованность применения именно цифровой записи обусловлена широким распространением устройств, в которых так или иначе присутствует цифровой диктофон. К ним относятся мобильные телефоны, цифровые фотоаппараты, MP3 плееры и собственно сами цифровые диктофоны. Цифровая запись характеризуется также высоким качеством записи, возможностью вести длительную аудиозапись, а также чрезвычайно высоким удобством в пользовании, поскольку прослушивается она практически на любом компьютере, легко переносима, и т.д.

В настоящее время в процессуальном судебном законодательстве , будь то гражданский, уголовный. либо арбитражный процесс, существует возможность использования аудиозаписи ( в том числе и цифровой) в двух ипостасях: как доказательство по делу, и как средство, фиксирующее ход судебного процесса помимо протокола судебного заседания.

Зачастую даже от грамотных юристов приходится слышать: "Цифровая аудиозапись не является доказательством!" Когда просишь пояснить основания такого утверждения, в ответ чаще всего слышишь: "Так ведь ее подделать можно!" Бесспорно, подделать можно все, в том числе и цифровую аудиозапись, весь вопрос в том, что по этому поводу говорит процессуальное законодательство.

Использование аудиозаписи как доказательства в гражданском процессе предусмотрено ст. 55 ГПК РФ "Доказательства", которая прямо упоминает аудиозаписи в качестве доказательств, а также ст. 77 ГПК РФ "Аудио- и видеозаписи", где указано, что лицо, представляющее аудио- и(или) видеозаписи на электронном или ином носителе, либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи.

Таким образом, например ГПК РФ, прямо предоставляет возможность использования цифровой аудиозаписи, поскольку на электронном носителе ( в отличие от магнитного, к которым относятся аналоговые кассеты, микрокассеты, и т.д.) естественно, будет представлена именно цифровая форма аудиозаписи. Обратите внимание, никаких изъятий для представления доказательства в цифровом виде, ГПК РФ не содержит! Таким образом, отказ в приобщении к материалам гражданского дела аудиозаписи только по тому основанию, что она выполнена в цифровом виде, будет явно не обоснован.

Другое дело, если нарушены иные требования к доказательствам, предусмотренные ст. 55 ГПК РФ, например, она получена в порядке, не предусмотренном законом. Требования, изложенные в ст. 77 ГПК РФ, не зря предусматривают обязанность лица пояснить при каких обстоятельствах и в каких условиях была сделана запись. Например, Вы можете вести запись своего разговора с любым лицом, и впоследствии представить эту запись именно в качестве записи своего разговора, поскольку это не нарушает ни одного нормативно-правового акта РФ. И другое дело, если Вы засунули диктофон в чужую квартиру, и потом пытаетесь приобщить запись разговора, который велся в этой квартире.Это будет чревато негативными последствиями в первую очередь для Вас, поскольку такими действиями Вы уже нарушили закон.

Возможность использования аудиозаписи в качестве доказательства предусмотрена, соответственно, ст.ст. 64, 89 Арбитражного процессуального кодекса РФ. Опять же, позволю себе отметить, никаких изъятий для цифровой аудиозаписи, АПК РФ не предусматривает.

В Уголовно-процессуальном кодексе РФ аудиозапись упоминается весьма часто, начиная со ст. 84 УПК РФ, которая предусматривает использование аудиозаписи в качестве доказательства. Опять таки — цифровая аудиозапись никак не ущемлена данным законом.

Относительно легкости подделки цифровой аудиозаписи: ну это еще бабушка надвое сказала. Ни разу не пробовали? Дело в том, что для экспертизы аналоговой аудиозаписи ( на магнитных лентах, магнитной проволоке и т.д.), методика экспертизы была разработана чуть ли не со времен сталинских "шарашек", поскольку сами аналоговые магнитофоны использовались к тому времени уже давно. Экспертиза же цифровых аудиозаписей сравнительно молода, однако я Вас уверяю — методики уже наработаны и успешно применяются. Поскольку данная статья размещена в Интернете, отсюда я делаю железный вывод, что у Вас имеется доступ к таковому. Наберите на поисковых серверах что нибудь вроде "экспертиза цифровой записи", походите по ссылкам, уверяю, неясностей остаться не должно.

К слову сказать, перед тем как анализировать аудиозапись на обыкновенном традиционном аналоговом носителе, каким является аудиокассета, по моим сведениям, первое, что с ней делают эксперты- фоноскописты- так это переводят ее в цифровую форму, и уже этот цифровой "дубль" и анализируют. И еще: если кто-то помнит дело Рожина И. Ю., которого осудили за ряд преступлений- (чего там только не было), так вот там цифровая запись использовалась в полный рост, насколько я помню — сотрудники УФСБ по Томской области использовали MDLP плеер, с которым Роде В.А., которого Рожин планировал использовать в качестве киллера, ходил на встречи с Рожиным и его компаньонами.

NB. Что интересно: в июне этого года в сети появился сайт, который называется "Пресс-центр Игоря Рожина", http://rozhin.ru/start/, на котором Вы можете почитать и приговор по его делу, и кассационные жалобы. Обратите внимание , что в приговоре довольно часто встречаются ссылки на фоноскопические экспертизы. Анализировалась. по большей части, именно цифровая запись, и эксперты делали вывод об отсутствии следов монтажа по непрерывности звукового фона, связности высказываний, и пр.

Теперь относительно использования аудиозаписи для фиксирования хода судебного процесса. Этот вопрос, собственно, является смежным с применением аудиозаписи в качестве доказательства. Возможность фиксации хода судебного процесса ( открытого, разумеется !) с помощью средств аудиозаписи, предусмотрена в гражданском процессе- п.7 ст. 10 ГПК РФ, в арбитражном процессе — п.7 ст. 11 АПК РФ, и в уголовном процессе- п.5 ст. 241 УПК РФ. Данное право напрямую вытекает из принципа гласности и открытости судебных заседаний. Право лица, присутствующего в судебном заседании применять аудиозапись для фиксации хода судебного процесса — не может быть ограничено даже судьей, оно безусловно. Имеется в виду, что Вы сидите на своем месте, и со своего места ведете аудиозапись, а не разгуливаете по всему залу с микрофоном. Тут, естественно, Вас покритикуют.

В настоящее время, по крайней мере томские судьи, уже привыкли к тому, что еще до того, как достать из своего портфеля литературу и материалы дела, первым делом я достаю и включаю диктофон. А раньше было несколько интересных моментов, когда судьи ( в основном в гражданском процессе) задавали вопросы: заявил ли я ходатайство об использовании аудиозаписи, почему я не предупредил их и других участников процесса об использовании диктофона , не является ли это неэтичным, и пр.

Соответственно, на все вопросы я ссылался на ГПК РФ, сообщал, что данное право не может быть ограничено судьей, строгое соблюдение норм ГПК по определению не может быть неэтичным. Вопрос снимался, хотя я предполагаю, что душевному спокойствию судей , возможно это не способствовало.

Искренне восхищаюсь реакцией судьи Октябрьского районного суда Марины Александровны Радикевич. Как-то в судебном заседании моя коллега адвокатесса с противоположной стороны на вопрос "Какие имеются ходатайства?" заявила: "Ходатайств нет, но сперва нужно разобраться, что это за ПРИБОР лежит у адвоката на столе, и уж не диктофон ли это, а если это так — какое право он имеет его использовать и не предупреждать?"

Марина Александровна мельком взглянула на ПРИБОР, и флегматично спросила моего процессуального противника: "А он что, Вам мешает?" Адвокатесса смешалась и сказала, что вроде нет. Следующий вопрос был : "А тогда в чем, собственно проблема?" На это ответить было нечего, дополнительно я встал и пояснил правовые основы ведения аудиозаписи в судебном процессе. Вопрос был снят.

Есть и еще один нюанс при использовании диктофона в судебном процессе. Иногда от судей можно услышать, что мол, если ты не предупредил об использовании диктофона, тогда запись нельзя будет использовать в качестве доказательства. Это в корне неверно- опять смотрим в первоисточники, то есть в процессуальные кодексы. Ничего подобного там нет, что имеют в виду судьи?

На прямой вопрос мне еще никто не ответил, по причине того, что такое утверждение не основано на процессуальных нормах, но я предполагаю, что судьи путают порядок применения диктофона стороной или лицом, участвующим в судебном процессе , с порядком применения аудиозаписи при ведении протокола судебного заседания (ст. 230 ГПК РФ, ст. 259 УПК РФ, ст.155 АПК РФ), при котором в протоколе судебного заседания обязательно должна быть сделана отметка о ведении аудиозаписи.

Зачем собственно необходимо вести аудиозапись в судебном заседании? Я не Игорь Николаев, но у меня на это тоже есть пять причин. Во-первых, я по возможности, предпочитаю ходить на судебные заседания один, без своего доверителя, поскольку такая возможность предусмотрена законом, и это экономит время и нервы моего доверителя, а отчасти и мои собственные, равно как и судьи, поскольку в гражданских делах истец и ответчик сплошь и рядом мягко говоря, не питают друг к другу симпатии, что напрямую отражается на ходе ведения судебного процесса. Соответственно, мой доверитель в любой момент времени может прослушать аудиозапись, и проконтролировать ход ведения мною дела, а также слушать высказывания противной стороны давая волю своим эмоциям, чего в судебном процессе, он естественно, позволить себе не может.

Во-вторых, не секрет, что зачастую рассмотрение дел в судах затягивается на сроки, не предусмотренные ни одним процессуальным кодексом. Соответственно, даже при моей памяти, а она у меня весьма хорошая ( что скромничать, уже признанный факт), трудно бывает вспомнить, что собственно говорилось на судебном заседании год назад.

В-третьих, применение диктофона все-таки страхует от хамства со стороны судьи. Необходимо сказать, что для Томска это проблема в настоящее время не особо актуальна, а вот когда я работал в ЗАО "Универсал" в 2002 году, иногда люди приходили заключить договор на юридическое обслуживание в связи с тем, что на них в суде просто напросто орали не по делу, и в таких условиях человек зачастую не мог не то что свои права защитить, свое имя забывали.В-четвертых, применение диктофона делает возможным достаточно эффективную борьбу с теми неточностями, которые допускаются секретарем при ведении протокола судебного заседания. Прокомментирую это на примере Гражданского процессуального кодекса РФ.

Так, статья 55 ГПК РФ устанавливает, что доказательствами по делу являются сведения о фактах, полученные в предусмотренном законом порядке, которые могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц. То есть те пояснения, которые дают стороны в судебном процессе, также являются для суда доказательством, которое может быть положено в основу судебного решения.

Подпункты 8 и 9 пункта 2 статьи 229 ГПК РФ, предусматривает, что в протокол заносятся заявления, ходатайства и объяснения лиц, участвующих в деле и их представителей, а также показания свидетелей, и т.д.

Статья 231 ГПК РФ предусматривает возможность ознакомления с протоколом судебного заседания, и в течение 5 дней с момента его подписания, подать в письменной форме замечания на таковой, с указанием допущенных в нем неточностей.

А вот теперь возникает вопрос — чем доказать наличие неточностей в протоколе? Судья может и не помнить доподлинно все, что говорилось в конкретном судебном процессе, у него загрузка действительно серьезная. Вот тогда возможно приобщение сделанной в ходе судебного процесса аудиозаписи.

Вот, например, образец реального удовлетворенного судом ходатайства о приобщении к материалам гражданского дела аудиозаписи судебного заседания.В-пятых, работа юриста предполагает постоянное самосовершенствование, и прослушав свою же речь, в следующий раз можешь выразить свои мысли уже яснее, что собственно и стараюсь постоянно делать, поскольку в идеале нужно руководствоваться принципом "Говорите не так, чтобы судья мог Вас понять, а так, чтобы он не мог Вас не понять." Таким образом, цифровая аудиозапись является серьезным подспорьем в деятельности юриста, отказываться от которой лично я в ближайшем обозримом будущем не собираюсь. Об использовании диктофона вне судебного заседания — смотрите статью "И чушь прекрасную несли", которую планирую разместить в самом ближайшем будущем.

Адвокат Александр Мячинин

telesys-company.livejournal.com

Цифровая аудиозапись в судебном процессе — АДВОКАТСКИЕ ТАЙНЫ

Пожалуй, одним из вопросов, до конца не проясненных для себя как профессиональными юристами, так и гражданами, является возможность использования аудиозаписи, в частности цифровой, в судебном процессе.

Обоснованность применения именно цифровой записи обусловлена широким распространением устройств, в которых так или иначе присутствует цифровой диктофон. К ним относятся мобильные телефоны, цифровые фотоаппараты, MP3 плееры и собственно сами цифровые диктофоны. Цифровая запись характеризуется также высоким качеством записи, возможностью вести длительную аудиозапись, а также чрезвычайно высоким удобством в пользовании, поскольку прослушивается она практически на любом компьютере, легко переносима и т.д.

В настоящее время в процессуальном судебном закондательстве, будь то гражданский, уголовный. либо арбитражный процесс, существует возможность использования аудиозаписи (в том числе и цифровой) в двух ипостасях: как доказательства по делу, и как средства, фиксирующего ход судебного процесса помимо протокола судебного заседания.

Зачастую даже от грамотных юристов приходится слышать:«Цифровая аудиозапись не является доказательством!». Когда просишь пояснить основания такого утверждения, в ответ чаще всего слышишь: «Так ведь ее подделать можно!».

Бесспорно, подделать можно все, в том числе и цифровую аудиозапись, весь вопрос в том, что по этому поводу говорит процессуальное законодательство.

Использование аудиозаписи как доказательства в гражданском процессе предусмотрено ст. 55 ГПК РФ «Доказательства», которая прямо упоминает аудиозаписи в качестве доказательств, а также ст. 77 ГПК РФ «Аудио- и видеозаписи», где указано, что лицо, представляющее аудио- и(или) видеозаписи на электронном или ином носителе, либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать , когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи.

Таким образом, например ГПК РФ, прямо предоставляет возможность использования цифровой аудиозаписи, поскольку на электронном носителе ( в отличие от магнитного, к которым относятся аналоговые кассеты, микрокассеты, и т.д.) естественно, будет представлена именно цифровая форма аудиозаписи. Обратите внимание, никаких изъятий для представления доказательства в цифровом виде , ГПК РФ не содержит! Таким образом, отказ в приобщении к материалам гражданского дела аудиозаписи только по тому основанию, что она выполнена в цифровом виде, будет явно необоснован.

Другое дело, если нарушены иные требования к доказательствам, предусмотренные ст. 55 ГПК РФ, например, она получена в порядке, не предусмотренном законом. Требования, изложенные в ст. 77 ГПК РФ, не зря предусматривают обязанность лица пояснить при каких обстоятельствах и в каких условиях была сделана запись. Например, вы можете вести запись своего разговора с любым лицом, и впоследствии представить эту запись именно в качестве записи своего разговора, поскольку это не нарушает ни одного нормативно-правового акта РФ.

Другое дело, если вы засунули диктофон в чужую квартиру, и потом пытаетесь приобщить запись разговора, который велся в этой квартире. Это будет чревато негативными последствиями в первую очередь для вас, поскольку такими действиями вы уже нарушили закон.

Возможность использования аудиозаписи в качестве доказательства предусмотрена, соответственно, ст.ст. 64, 89 Арбитражного процессуального кодекса РФ. Опять же, позволю себе отметить, никаких изъятий для цифровой аудиозаписи, АПК РФ не предусматривает.

В Уголовно-процессуальном кодексе РФ аудиозапись упоминается весьма часто, начиная со ст. 84 УПК РФ, которая предусматривает использование аудиозаписи в качестве доказательства. Опять таки — цифровая аудиозапись никак не ущемлена данным законом.

Относительно легкости подделки цифровой аудиозаписи: ну это еще бабушка надвое сказала. Ни разу не пробовали ? Дело в том, что для экспертизы аналоговой аудиозаписи ( на магнитных лентах, магнитной проволоке и т.д.), методика экспертизы была разработана чуть ли не со времен сталинских «шарашек», поскольку сами аналоговые магнитофоны использовались к тому времени уже давно. Экспертиза же цифровых аудиозаписей сравнительно молода, однако я Вас уверяю- методики уже наработаны и успешно применяются.

Поскольку данная статья размещена в Интернете, отсюда я делаю железный вывод, что у вас имеется доступ к таковому. Наберите на поисковых серверах что нибудь вроде «экспертиза цифровой записи», походите по ссылкам, уверяю, неясностей остаться не должно.

К слову сказать, перед тем как анализировать аудиозапись на обыкновенном традиционном аналоговом носителе, каким является аудиокассета, по моим сведениям, первое, что с ней делают эксперты- фоноскописты- так это переводят ее в цифровую форму, и уже этот цифровой «дубль» и анализируют. И еще : если кто-то помнит дело Рожина И.Ю., которого осудили за ряд преступлений — (чего там только не было), так вот там цифровая запись использовалась в полный рост, насколько я помню — сотрудники УФСБ по Томской области использовали MDLP плеер, с которым Роде В.А., которого Рожин планировал использовать в качестве киллера, ходил на встречи с Рожиным и его компаньонами.

Что интересно:  в сети появился сайт, который называется «Пресс-центр Игоря Рожина», на котором вы можете почитать и приговор по его делу, и кассационные жалобы. Обратите внимание , что в приговоре довольно часто встречаются ссылки на фоноскопические экспертизы. Анализировалась. по большей части, именно цифровая запись, и эксперты делали вывод об отсутствии следов монтажа по непрерывности звукового фона, связности высказываний, и пр.

Теперь относительно использования аудиозаписи для фиксирования хода судебного процесса. Этот вопрос, собственно, является смежным с применением аудиозаписи в качестве доказательства. Возможность фиксации хода судебного процесса ( открытого, разумеется !) с помощью средств аудиозаписи, предусмотрена в гражданском процессе- п.7 ст. 10 ГПК РФ, в арбитражном процессе — п.7 ст. 11 АПК РФ, и в уголовном процессе- п.5 ст. 241 УПК РФ. Данное право напрямую вытекает из принципа гласности и открытости судебных заседаний. Право лица, присутствующего в судебном заседании применять аудиозапись для фиксации хода судебного процесса — не может быть ограничено даже судьей, оно безусловно. Имеется в виду, что вы сидите на своем месте, и со своего места ведете аудиозапись, а не разгуливаете по всему залу с микрофоном. Тут, естественно, вас покритикуют.

В настоящее время, по крайней мере томские судьи, уже привыкли к тому, что еще до того, как достать из своего портфеля литературу и материалы дела, первым делом я достаю и включаю диктофон. А раньше было несколько интересных моментов, когда судьи ( в основном в гражданском процессе) задавали вопросы: заявил ли я ходатайство об использовании аудиозаписи, почему я не предупредил их и других участников процесса об использовании диктофона , не является ли это неэтичным, и пр.

Соответственно, на все вопросы я ссылался на ГПК РФ, сообщал, что данное право не может быть ограничено судьей, строгое соблюдение норм ГПК по определению не может быть неэтичным. Вопрос снимался, хотя я предполагаю, что душевному спокойствию судей, возможно это не способствовало.

Искренне восхищаюсь реакцией судьи Октябрьского районного суда Марины Александровны Радикевич. Как-то в судебном заседании моя коллега адвокатесса с противоположной стороны на вопрос «Какие имеются ходатайства ?» заявила: «Ходатайств нет, но сперва нужно разобраться, что это за ПРИБОР лежит у адвоката на столе, и уж не диктофон ли это, а если это так — какое право он имеет его использовать и не предупреждать?»

Марина Александровна мельком взглянула на ПРИБОР, и флегматично спросила моего процессуального противника: «А он что, Вам мешает?». Адвокатесса смешалась, и сказала, что вроде нет. Следующий вопрос был: «А тогда — в чем, собственно проблема ?». На это ответить было нечего, дополнительно я встал и пояснил правовые основы ведения аудиозаписи в судебном процессе. Вопрос был снят.

Есть и еще один нюанс при использовании диктофона в судебном процессе. Иногда от судей можно услышать, что мол, если ты не предупредил об использовании диктофона, тогда запись нельзя будет использовать в качестве доказательства. Это в корне неверно- опять смотрим в первоисточники, то есть в процессуальные кодексы. Ничего подобного там нет, что имеют в виду судьи ?

На прямой вопрос мне еще никто не ответил, по причине того, что такое утверждение не основано на процессуальных нормах, но я предполагаю, что судьи путают порядок применения диктофона стороной или лицом, участвующим в судебном процессе , с порядком применения аудиозаписи при ведении протокола судебного заседания (ст. 230 ГПК РФ, ст. 259 УПК РФ, ст.155 АПК РФ), при котором в протоколе судебного заседания обязательно должна быть сделана отметка о ведении аудиозаписи.

Зачем собственно необходимо вести аудиозапись в судебном заседании? Я не Игорь Николаев, но у меня на это тоже есть пять причин.

1. Во-первых, я по-возможности, предпочитаю ходить на судебные заседания один, без своего доверителя, поскольку такая возможность предусмотрена законом, и это экономит время и нервы моего доверителя, а отчасти и мои собственные, равно как и судьи, поскольку в гражданских делах истец и ответчик сплошь и рядом мягко говоря, не питают друг к другу симпатии, что напрямую отражается на ходе ведения судебного процесса. Соответственно, мой доверитель в любой момент времени может прослушать аудиозапись, и проконтролировать ход ведения мною дела, а также слушать высказывания противной стороны давая волю своим эмоциям, чего в судебном процессе, он естественно, позволить себе не может.

2. Во-вторых, не секрет, что зачастую рассмотрение дел в судах затягивается на сроки, не предусмотренные ни одним процесуальным кодексом. Соответственно, даже при моей памяти, а она у меня весьма хорошая ( что скромничать, уже признанный факт), трудно бывает вспомнить, что собственно говорилось на судебном заседании год назад.

3. В-третьих, применение диктофона все-таки страхует от хамства со стороны судьи. Необходимо сказать, что для Томска это проблема в настоящее время не особо актуальна, а вот когда я работал в ЗАО «Универсал» в 2002 году, иногда люди приходили заключить договор на юридическое обслуживание в связи с тем, что на них в суде просто напросто орали не по делу, и в таких условиях человек зачастую не мог не то что свои права защитить, свое имя забывали.

4. В-четвертых, применение диктофона делает возможным достаточно эффективную борьбу с теми неточностями, которые допускаются секрететарем при ведении протокола судебного заседания. Прокомментирую это на примере Гражданского процессуального кодекса РФ.

Так, статья 55 ГПК РФ устанавливает, что доказательствами по делу являются сведения о фактах, полученные в предусмотренном законом порядке, которые могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц. То есть те пояснения, которые дают стороны в судебном процессе, также являются для суда доказательством, которое может быть положено в основу судебного решения.

Подпункты 8 и 9 пункта 2 статьи 229 ГПК РФ, предусматривает, что в протокол заносятся заявления, ходатайства и объяснения лиц, участвующих в деле и их представителей, а также показания свидетелей, и т.д.

Статья 231 ГПК РФ предусматривает возможность ознакомления с протоколом судебного заседания, и в течение 5 дней с момента его подписания, подать в письменной форме замечания на таковой, с указанием допущенных в нем неточностей.

А вот теперь возникает вопрос- чем доказать наличие неточностей в протоколе ? Судья может и не помнить доподлинно все, что говорилось в конкретном судебном процессе, у него загрузка действительно серьезная. Вот тогда возможно приобщение сделанной в ходе судебного процесса аудиозаписи.

5. В-пятых, работа юриста предполагает постоянное самосовершенствование, и прослушав свою же речь, в следующий раз можешь выразить свои мысли уже яснее, что собственно и стараюсь постоянно делать, поскольку в идеале нужно руководствоваться принципом«Говорите не так, чтобы судья мог Вас понять, а так, чтобы он не мог Вас не понять».

Таким образом, цифровая аудиозапись является серьезным подспорьем в деятельности юриста, отказываться от которой лично я в ближайшем обозримом будущем не собираюсь.

advokat-ko.ru

Аудиозапись открытого судебного заседания

     Несмотря на то, что право на ведение аудиозаписи в открытом судебном заседании уже более семи лет закреплено в п. 5 ст. 241 УПК РФ, на практике участники уголовного судопроизводства нередко сталкиваются с весьма болезненным реагированием суда на диктофон, лежащий на столе защитника. Зачастую требуется обязательное предварительное уведомление председательствующего о производимой аудиозаписи и даже заявление соответствующего ходатайства. Известны случаи, когда судьи прямо запрещают ведение аудиозаписи1.

ИЗ ПРАКТИКИУчаствуя в качестве защитников по одному уголовному делу, находившемуся в производстве Ростовского областного суда, авторы настоящей статьи столкнулись со следующей проблемой. В подготовительной части судебного заседания председательствующим судьей было вынесено постановление, налагающее запрет на ведение участниками процесса аудиозаписи в открытом судебном заседании с формулировкой: «В соответствии с ч. 5 ст. 241 УПК РФ лица, присутствующие в открытом судебном заседании, вправе вести аудиозапись и письменную запись. Это положение закона говорит о том, что в открытом судебном заседании граждане, желающие наблюдать за ходом процесса, вправе вести аудиозапись и письменную запись без специального разрешения суда. Присутствие граждан в зале суда, предоставление им возможности следить за производством по уголовному делу и фиксировать ход и результаты процесса обеспечивает привлечение внимания граждан к осуществлению правосудия и является средством контроля общества за деятельностью суда. Тем самым реализуется принцип гласности судопроизводства, закрепленный ст. 123 Конституции РФ и ст. 241 УПК РФ. В то же время участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения и защиты, к которым относятся стороны, не наблюдают как граждане за ходом процесса и не являются лицами, присутствующими в открытом судебном заседании, а непосредственно участвуют в судебном разбирательстве. Поэтому положения ч. 5 ст. 241 УПК РФ к участникам уголовного судопроизводства не относятся и защитники подсудимого Н. не вправе вести аудиозапись в порядке ч. 5 ст. 241 УПК РФ».

В результате сложилась двусмысленная ситуация. Поскольку распоряжение председательствующего, по мнению защиты, нарушало конституционные права участников уголовного судопроизводства, защитники продолжали ведение аудиозаписи судебного заседания. В то же время наложенный председательствующим запрет продолжал действова

 

Жалоба в Конституционный Суд РФ

Возникшая неопределенность поставила защитников перед необходимостью обратиться в Конституционный Суд РФ с жалобой на нарушение прав и свобод положениями ч. 5 ст. 241 УПК РФ. В ней адвокаты указали, что формулировка этой нормы допускает произвольное ее толкование и, как следствие, использование для ущемления охраняемых Конституцией РФ прав участников процесса. Применительно к конкретной ситуации действующая редакция нормы позволила судье Ростовского областного суда обособить лиц, присутствующих в заседании, от участников процесса и тем самым исключить последних из числа лиц, на которых распространяется действие нормы.

По результатам рассмотрения жалобы КС РФ вынес Определение от 15.06.2008 № 457-О-О, в котором указал, что оспариваемое заявителями положение ч. 5 ст. 241 УПК РФ не только не нарушает их конституционные права, но и прямо закрепляет гарантии реализации такого уголовно-процессуального принципа, как гласность судебного разбирательства. В соответствии с этим положением лица, присутствующие в открытом судебном заседании, в том числе участники уголовного судопроизводства, вправе без предварительного разрешения председательствующего вести аудиозапись.

Тем самым орган конституционного контроля, во-первых, четко определил круг субъектов, обладающих правом на производство аудиозаписи открытого судебного заседания — «в том числе участники уголовного судопроизводства». Во-вторых, устранил неопределенность регламентации порядка и оснований реализации права — «без предварительного разрешения», исключив произвол в толковании правоприменителем принципа гласности.

Практическое использование аудиозаписи адвокатом

Возможности использования участниками процесса произведенной аудиозаписи достаточно широки и разнообразны. Прежде всего аудиофиксация хода заседания может быть полезна в процессе самого разбирательства. Например, если при обосновании ходатайства (заявления, возражений, отвода) необходимо сослаться на показания допрошенных лиц или высказывания участников процесса, а также при подготовке к прениям.

Рассмотрение сложных многоэпизодных уголовных дел, особенно в суде присяжных, с учетом специфики этой формы судопроизводства, нередко растягивается на месяцы, а иногда и годы.

Далеко не все присяжные, особенно на первоначальных стадиях процесса, пользуются правом вести собственные записи и опираться на них при подготовке в совещательной комнате ответов на поставленные вопросы (п. 3 ч. 1 ст. 333 УПК РФ). Воспроизведение в прениях выдержек из показаний свидетелей, потерпевших, подсудимых, экспертов и специалистов помогает присяжным восстановить в памяти конкретные обстоятельства их допросов в суде (возможно, забывшиеся со временем) и повышает степень обоснованности выступления в прениях в глазах «судей факта».

Роль аудиозаписи в части контроля самого хода судебного заседания и вовсе трудно переоценить. Так, при работе с протоколом заседания и подготовке замечаний аудиозапись позволяет с максимальной точностью выявить суть противоречий между содержанием протокола и реальными обстоятельствами, имевшими место в ходе судебного разбирательства. При этом в каждом случае подачи замечаний на протокол судебного заседания целесообразно прилагать к ним диск (или другой электронный носитель) с аудиозаписью заседания.

Сомнения в достоверности аудиозаписи у адресата доказывания возникают в тех случаях, когда в судебном процессе произошли «неудобные» для усомнившегося участника процесса события, а также когда несмотря на очевидные, документально (технически) зафиксированные факты, содержание протокола судебного заседания содержит записи совсем об иных обстоятельствах, якобы имевших место в ходе судебного разбирательства по версии авторов протокола2.

Случается, что суд возвращает электронный носитель с аудиозаписью заявителю вместе с постановлением, вынесенным по результатам рассмотрения замечаний (как правило, такое происходит при отказе в удовлетворении замечаний на протокол судебного заседания в целях попытки сокрытия допущенных фальсификаций или неточностей).

В таких случаях не следует забывать о наличии у кассатора права на представление в суд кассационной инстанции дополнительных материалов (ч. 5 ст. 377 УПК РФ) и приобщение аудиозаписи судебного заседания в качестве таковых путем направления ее в суд совместно с кассационной жалобой либо путем представления непосредственно в судебное заседание.

В каждом спорном случае в целях установления дословного содержания аудиозаписи, а также наличия или отсутствия признаков монтажа и выборочной фиксации, произведенных в ходе производства аудиозаписи либо в последующем, имеет смысл обращаться к специалисту-фоноскописту для получения заключения. В подобных случаях предпочтительно обращаться в государственные экспертные учреждения, в штате которых состоят эксперты, имеющие специальную подготовку по специальностям 7.1 «Исследование речи и голоса» и 7.2 «Исследование звуковой среды, условий, средств, материалов и следов магнитных звуко- и видеозаписей». То есть обращаться в любом случае следует к специалисту, имеющему специальную подготовку.

ИЗ ПРАКТИКИ

В ходе вынесения вердикта по одному из уголовных дел, рассматриваемых Ростовским областным судом, присяжные заседатели, заполняя вопросный лист, при ответе на ряд вопросов, которые, ввиду отрицательных ответов на предыдущие вопросы, должны были содержать предусмотренное ч. 8 ст. 343 УПК РФ «без ответа», вместо этого просто оставили соответствующие поля незаполненными.

Казалось бы, при наличии невосполнимого нарушения установленной законом процедуры такая оплошность присяжных должна была повлечь отмену постановленного на основании данного вердикта оправдательного приговора.

Однако защита представила в суд кассационной инстанции аудиозапись провозглашения вердикта, а также заключение специалиста — эксперта Южного регионального центра судебных экспертиз, из которого усматривалось отсутствие признаков монтажа этой аудиозаписи, а также содержалась дословная расшифровка аудиозаписи.

На записи было ясно слышно, что при провозглашении вердикта старшиной присяжных заседателей фразы «без ответа» были им произнесены во всеуслышание.

Оправдательный приговор был оставлен без изменения, а кассационное представление прокурора — без удовлетворения3.

Аудиозапись судебного заседания может оказаться незаменимой и при возникновении спора о фактах в рамках дисциплинарного производства. В случае направления в адвокатскую палату сообщения о неподчинении защитника распоряжениям председательствующего (ч. 2 ст. 258 УПК РФ) либо вынесения судом в отношении адвоката частного постановления (определения) следует учитывать правовую позицию Конституционного Суда РФ, в соответствии с которой установление оснований для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности отнесено законодателем к компетенции органов адвокатского сообщества, для которых частное определение или постановление суда не имеет преюдициальной силы4.

Квалификационные комиссии адвокатских палат, рассматривая сообщения судов, признают аудиозапись, произведенную в соответствии с ч. 5 ст. 241 УПК РФ в ходе выполнения профессиональных обязанностей при осуществлении адвокатской деятельности, допустимым доказательством. Соответственно, в случае искажения судом фактических обстоятельств, послуживших основанием для обращения в органы адвокатского сообщества, аудиозапись позволит избежать необоснованного привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности.

Резюмируя сказанное, приходим к выводу, что сегодня аудиозапись — не только незаменимый помощник участника процесса, но и мощный инструмент убеждения оппонентов.

Реализация права на ведение аудиозаписи при осуществлении профессиональной деятельности должна быть неотъемлемой частью работы каждого юриста. Для адвоката, участвующего в уголовном судопроизводстве, роль аудиозаписи трудно переоценить.

 

1 См., напр.: кассационные определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16.02.2006 по делу № 5-о06-1 и от 21.12.2006 по делу № 47-о06-85СП.2 Подробнее об этом см.: Плотников И .В., Хырхырьян М. А. Пределы воли председательствующего в судебном заседании // Уголовный процесс. № 11. 2010. С. 60–67.3 Кассационное определение Судебной коллегии по уголовный делам Верхвоного Суда РФ от 17.03.2008 по делу № 41-008-15сп. В определении нет упоминания о представленной аудиозаписи. Но она была представлена стороной защиты судьям в кассационной инстанции и явилась «неофициальным» решающим аргументом в пользу оставления приговора без изменения.4 Определение Конституционного Суда РФ от 15.07.2008 № 456-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Плотникова Игоря Валентиновича и Хырхырьяна Максима Арсеновича на нарушение их конституционных прав частью четвертой статьи 29 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».

www.livelawyer.ru

Диктофон для суда

Диктофон в суде

И, как правило, на довольно обширной территории проживает не так уж много людей, да еще преобладают сельские жители, либо из маленьких городков. И, следовательно, почти все друг друга знают. Судьи, конечно, относятся к местной элите районного масштаба, и дружить с ними престижно и очень полезно. Едва войдя в зал судебных заседаний, наши герои столкнулись с резкой атакой со стороны судьи – несмотря на то, что судья априори занимает нейтральную позицию, она абсолютно не скрывала своей антипатии.

Запись на диктофон

В повседневной жизни диктофон незаменим. Едете Вы, к примеру, по своим делам, никого не трогаете, правил не нарушаете, и внезапно Вас останавливает ДПС-ник.

Знакомая ситуация? Каждому известно, чем кончается такая встреча.

А вот если записать переговоры с инспектором на диктофон, вполне реально будет оспорить законность его претензий в суде. И выиграть дело! Вообще, поголовное взяточничество российских милиционеров, чиновников, судей, врачей, преподавателей — не новость.

Теперь Edic как и Гном можно использовать для доказательства в суде

Таким образом сверяются данные .

С учетом того, что цифровые диктофоны Edic Mini записывают в радиусе 12 м, вам не составит большого труда застраховать себя от мошенничества или других форм подавления. Хотя следует избегать попадания в неприятные ситуации.

Для этого лучше всего соблюдать закон. В суде использовать диктофон можно не только для предоставления записей в качестве доказательств.

Предъявление диктофонной записи в суде в качестве доказательства

С одной стороны, выглядит все довольно просто, осуществил запись разговора на диктофон, предъявил ее в суде, где ее благополучно прослушали и сделали соответствующий вывод.

Что касается практики, то вопрос, касающийся предоставления аудиозаписей в суде, является не совсем однозначным, поскольку не все суды готовы принять запись, сделанную на диктофоне, в качестве доказательства. В большинстве случаев они аргументируют это нарушением порядка при ее получении, и признают такую запись разговоров неприемлемым доказательством, получение которого было осуществлено с нарушением закона.

Использование диктофона в судебных заседаниях

Сергей!

Причём тут вещественное доказательство.

К замечаниям на протокол сдебного заседания прикладывается аудиозапись и её расшифровка. Это просто является приложением к замечаниям. Какая тут вообще может быть речь о доказательстах.

Это разные понятия: диктофонная запись как доказательство и как аргументация обоснованности замечаний на протокол судебного заседания!

С этим особых проблем нет. Главное письменно представить судье уведомление об использовании средств аудиозаписи.

Причём не надо называть это ходатайством — в этом случае оно должно рассматриваться и разрешаться судом. Этим председательствующий может воспользоваться и отказать в удовлетворении ходатайства.

Я обычно прихожу, сразу же включаю диктофон перед самым началом процесса и уже потом подаю письменное уведомление. Проблем не было ни в уоловных, ни в гражданских процессах.

Зачем просить разрешение того, что не запрещено, более того в ППВС РФ указано на законность использования аудиозаписи?

Для того, чтобы перехитрить себя и получить отказ на ходатайство, если судья — оборзевший беспредельщик? Ни чего запись не даст, если не признан вещдоком, за исключением использования закона о СМИ, если вы кусочек где-то опубликуете, а судья или противная сторона попытаются опровергать или давить на Вас через судебное или пр. преследование — тогда в полном объёме эта запись станет вещдоком, который можно использовать в борьбе с подлогами и фальсификацией протокола судзседания, что делается судьями массово и повсеместно.

В ВС РФ аудиозапись ведётся обязательно, но избирательно аппаратура «отказывает».

Магазин шпионских товаров средств скрытого аудио наблюдения

Для получения целостной записи необходимо следить с помощью специальной программы за тем, чтобы частотные колебания голоса совпадали на границах склеиваемых отрезков. В качестве универсального средства этой задачи можно использовать «заглушение звука» до фонового на границах отрезков, создавая паузы, если это приемлимо в рамках целостности разговора. Таким образом, записать обычным диктофоном доказательства для суда не составляет сложности.

Диктофон — таблетка от судейского хамства

Я тоже терпел, корректно отвечая на откровенное хамство. С другой стороны вообще была девушка, которая не является юристом. Ей судебное заседание стоило слез ???? В следующее судебное заседание я пришел с диктофоном.

Открыто и демонстративно. Вы думаете, что-то изменилось? Изменилось все. Все судебное разбирательство до последнего заседания проходило в строгом соответствии с процессуальным законом и максимально корректно, я даже сам не ожидал такого эффекта.

bukurova.ru


Смотрите также